Военные страсти украинской власти

4aaba5ce11dВиктор Шестаков

Сегодня слово «война» господствует в риторике политиков, обывателей, СМИ Украины. Войны боятся, войной пугают и войны хотят. Бряцанье оружием, устаревшим, ржавым, недееспособным, которого категорически не хватает, все равно превращается в некий общий звон, сквозь который слышны призывы Тимошенко расстреливать кацапов из атомного оружия и планы Корчинского захватить Кубань, а также лозунги-агитки «Правого сектора» за «поход на Москву».

Ура-патриотическая истерия телеканалов подкрепляется мрачными запугиваниями об «ужасах москальской оккупации» и иллюстрируется смесью выдуманных или постановочных сюжетов.

Наряду с этим часть общества, поддавшаяся на промывание черепной коробки, реально готова воевать, а часть готова эту войну поддерживать. Причем вдруг обнаружившаяся абсолютная неготовность государства к обороне не может быть восстановлена через анекдотичный сбор средств (по 5 гривен с человека) через услуги мобильной связи или частные пожертвования граждан.

Украине нужно оружие, хотя как это ни странно, она его даже производит, однако не внедряет, а лишь продает. Потомки хрестоматийных казаков, мастерски владеющих саблями, превратились в шустрых восточных торговцев этими саблями…

Но в торговле, как и во всем другом, есть правила, которым сегодняшний Киев изменяет. Изменяет ради войны.

Сегодня Украина перестает быть марионеткой, которой играли до сих пор сильные мира сего. Украина становится в их руках оружием против России. Ее, как старое ружье, протерли европейской ветошью, смазали свежим американским оружейным маслом, зарядили разрывными патронами национал-патриотизма и принесли на рубеж огня, направив ствол на восток. Все ждут первого выстрела. Но ружье старое и иногда, по дряхлости, выстрел может разорвать ствол и уничтожить само ружье…

Нечто подобное напоминает решение Яценюка проводить модернизацию оборонно-промышленного комплекса (ОПК) и наращивать военно-техническое сотрудничество (ВТС) не с Россией, а с Западом. Если быть более точным, то модернизатор Яценюк сказал: «Техническое обновление планируется проводить за счет сотрудничества с Западом». То есть вновь на арене шустрые торговцы.

Сегодня, судя по громким заявлениям и самопризнаниям, в Киеве собралось немереное количество бонапартов на один квадратный метр. Луценко, к примеру, вообще смело сравнил себя с Гудерианом, игнорируя даже наличие в имени стратега буквы «р», неудобной для его ораторской диспозиции. Своего прототипа Яценюк не называет, хотя явно это кто-то серьезный, в треуголке с плюмажем, подзорной трубой на веревочке и ногой, поставленной на полковой барабан. Такое бывает у неслуживших…

Теперь в погоне «за войной» производимое Украиной оружие готовы продавать не старому партнеру — России, от чего уже торжественно и публично отреклась власть, а любому, кто готов в эту Россию выстрелить. Теперь Россия, которая столько лет была «образом врага», этим «врагом» стала.

Как объяснил Яценюк, он не может пойти на реализацию военно-технического сотрудничества в условиях военной агрессии: «Изготавливать вооружение и продавать стране, которая осуществляет интервенцию и которая стреляет в тебя, мы не будем». При этом всем хорошо известно, что российское оружие в Арсения Петровича не стреляло. Зато стреляло иное оружие, заботливо припрятанное в багажнике своего автомобиля от участников майдана народным депутатом Пашинским, ныне управляющего делами в администрации и.о. президента.

Разумеется, «украинская мечта» о западных оружейных рынках, как и поставки украинских янычар в евроатлантическую армию, взамен ее защиты, давно преследует местных падишахов.

Натовцам долгое время предоставляют для транспортных операций (Strategic Airlift Interim Solution) самолеты «Руслан», на стандарты НАТО направлена совместная с французами модернизация боевого вертолета Ми-24 (к слову, производства России, которую в проект не пригласили). Уже давно идет возня вокруг модернизации для третьих стран танка Т-72 и проекта первого «украинского корвета». Что-то незначительное из произведенного вроде стали покупать Польша и Бельгия. Велась работа по линии высокотехнологического сотрудничества по созданию радиолокаторов. Еще с 2005 года Вашингтон вел разговор о том, что Украина могла бы принять участие в проекте ПРО США, после чего Украина выполняла определенные заказы в исследованиях в рамках проекта НПРО США, а также по части противодействия ракетам «Тополь-М». Не скрывается большой интерес западных компаний к наукоемкой украинской оборонке.

При этом не стоит забывать, что уже целое десятилетие желание Украины никак не совпадает с возможностями Запада. Интерес остается интересом. До сих пор надежность и перспективность военно-технического сотрудничества была под большим вопросом.

И напротив, совместные проекты Украины и России в этих областях динамически развивались, притормаживая лишь в периоды неуемного желания первой слиться в интеграционном европейском экстазе.

17 декабря на заседании Российско-украинской межгосударственной комиссии Путин заявил, что Россия могла бы использовать оборонные мощности Украины для нужд своих Вооруженных сил. «Мы готовы рассмотреть возможность, по мере сближения наших стран в экономике, политической сфере, использования оборонных мощностей украинской экономики для нужд Вооруженных сил Российской Федерации, в том числе по ремонтам и так далее», — отметил российский лидер, сообщив, что министерства обороны обеих стран уже подготовили соответствующие предложения.

Даже в условиях антироссийского переворота Москва гарантировала сохранение всех проектов с украинскими оружейниками. Но разве для этого делалась революция?

Украину давно готовили к «оружейной» измене, к «ВТС-МАЗЕПИНСТВУ». То говорил о «ВПКАШНОЙ» самостийности Ющенко, отойдя от сахарного улея, то «била горшки» Тимошенко, то отказывался от «стратегического партнерства с РФ» Виктор Балога.

Осенью минувшего года запомнился некий «аналитик-евроатлант» с колоритной и говорящей за себя фамилией Горбач. Представитель Института евроатлантического сотрудничества констатировал, что «Украина никогда не была стратегическим партнером Российской Федерации», а о «невозможности использования России как стратегического партнера говорят все 22 года, которые существует независимая Украина. Об этом же свидетельствуют газовые и экономические войны». Такой вот получался «горбач-анализ», адресованный рядовому украинцу.

Вся риторика «военного» сотрудничества сводилась к торговой сделке по увеличению аренды севастопольской базы. Но вдруг случилось так, что теперь база не арендуется, денег и льгот все меньше. И возникает вопрос, а вот что будет с заводами?

НПКГ «Зоря-Машпроект», ГКБ «Южное», ПО «Южмаш», ГП «Антонов», ЗМКБ «Прогресс», АО «Мотор Сич», ГККБ «Луч», завод имени Малышева, завод «Авиакон» – все они прежде всего «заточены» на контракты с Россией.

Что может предложить Запад Яценюку, чтобы удержать на работе сотни тысяч квалифицированных рабочих и инженеров? Выпускать праздничные петарды для европейских гей-шоу? Так китайские уже переполнили рынок, и они дешевле.

Пока «в пользу» европейской модернизации украинского ОПК говорят десятки нереализованных проектов, а гарантией военно-технического сотрудничества с Западом является неприкрытый шпионаж и халявное получение разведданных оружейных разработок.

Конечно, для красоты игры США и ЕС могут запустить пару-тройку программ, но эти программы будут лишь поводом сбыть партию своих вооружений по немалым ценам, да возможностью хоть чем-то удержать в европейском стойле забредшую туда украинскую лошадку.

Но Киев не думает о заводах и людях, Киев торопится. Яценюку и его друзьям, нацелившимся на войну, эти модернизации и программы нужны для одного. Они уверены, что масла на Украине хватает, не хватает пушек. Которые могут или даже должны стрельнуть, пусть даже холостыми снарядами, главное, в сторону России.

«Одна Родина»