ЕС найдет свою смерть в степях Украины

iЭммануэль Тодд

Когда СССР распадался, ЕС консолидировался. А сейчас ЕС разлагается, а Россия, наоборот, встает на ноги, уверен известный французский этнолог Эммануэль Тодд. Он сравнил экспансионистскую политику ЕС со сверхновой звездой, которая вспыхивает, перед тем как погаснуть.

По мнению этнолога Эммануэля Тодда, можно провести довольно ироничную параллель между ЕС и Украиной по итогам выборов. Речь идет о двух системах в состоянии дезинтеграции, хотя Украина гораздо ближе к полному распаду. Эксперту кажется, что идет «второй матч» после разложения советской системы в 90-ых годах.

Он вспоминает, как распадался СССР, а ЕС в то же время объединялся посредством Маастрихтского договора. Сегодня же разлагается именно ЕС, тогда как Россия встает на ноги. По сравнению с Россией, Украина, по словам ученого, относится к таким странам бывшей советской системы, которые не смогли найти равновесие. Ее дезинтеграция будет продолжаться, несмотря не результаты президентских выборов.

Эммануэль Тодд убежден, что некоторые европейцы способствовали разжиганию огня на Украине — в том числе польский, немецкий и французский министры иностранных дел. По мнению эксперта, они сознательно поощряли украинских экстремистов и крайних правых, и они несут груз ответственности за происходящее: «Так странно, что Европа, которая демонстрирует признаки своего распада, продолжает вести экспансионистскую политику. Под Европой я подразумеваю Германию, Польшу и частично Швецию. Эта Европа похожа на сверхновую звезду – она, как эти звезды, которые очень ярко светят, перед тем как взорваться. У меня есть некое предчувствие, что Европа найдет свою смерть в степях Украины!».

По мнению этнолога, Европа противостоит глобализации и связанным с ней мировым экономическим проблемам с помощью возвращения к национальным ценностям. По его словам, Германия — крупный, но не самый успешный национальный проект, потому что в этой стране слишком остро стоит вопрос рождаемости.

Тодд отмечает: «У русских есть то, чего у нас больше нет. Мы живем в такой системе, где люди больше ни на что не надеются. Конечно, зарабатываем больше и живем лучше, но русские вновь почувствовали гордость за свою нацию. Результаты европейских выборов показали, что французы сейчас очень нуждаются в таком чувстве гордости за свой народ».

Как считает эксперт, газета Monde — главный виновник развития патологической русофобии французских политиков. Из-за лживого и одностореннего освещения российских событий главной французской газетой Monde французы не хотели верить, что Россия встает на ноги. В 90-ых российская система находилась на стадии развала.

Теперь же в России, подчеркивает Тодд, «упала детская смертность, увеличилась рождаемость, миграционный баланс стал позитивным, население перестало сокращаться, безработица снизилась до 4%, даже сельское хозяйство России вернулось на международные рынки. Мы были ослеплены этой дурацкой русофобией, или «путинофобией», если хотите, — и мы не заметили возвращения крупного игрока на международную и европейскую арену. Штайнмайер и его сторонники сначала способствовали разжиганию огня в Киеве и только потом поняли, что русские готовы стоять на своем, что им больше не страшно, даже если они не могут рассчитывать на вооруженную поддержку Путина». Украина, как говорит ученый, — это не просто несостоявшееся государство, это несостоявшееся общество. Ее население будет только уменьшаться. Украина будет и дальше распадаться из-за Европы. Россияне хотели установить контроль над частью Украины, но, скорее, с намерением реконструировать страну и включить ее в единую систему. Чем теснее Украина будет сотрудничать с Западом, тем больше специалистов и выпускников вузов ее покинут. Украинцы удовлетворят потребности германской экономики в квалифицированной рабочей силе, а также и их демографические потребности.

Этнолог напоминает, что во время войны в Ираке Италия, Франция и Германия благосклонно относились к России. Были совместные пресс-конференции Путина, Ширака и Шредера, которые выступали против вторжения американцев. Был целый период, когда западные европейцы занимали более или менее нейтральную позицию по отношению к России. Тогда американцы опирались на Польшу и Прибалтику, чтобы продвигать свои интересы и нейтрализовать стратегическое соперничество Москвы. Этот странный агрессивный настрой европейцев против России возник совсем недавно. К тому же политика ЕС на Украине велась Швецией, Польшей и Германией — у Франции, например, там интересов нет.

По словам Эммануэля Тодда, «сами россияне прекрасно понимают, что на Украине они имеют дело именно с немцами. Это становится очевидным, когда мы читаем РИА Новости на французском языке — не имея достойных источников во французских СМИ, грамотно освещающих российскую политику. Франция просто не понимает, что происходит на Украине, она сильно отстала».

Высказываясь по поводу роли России в мире, Эммануэль Тодд отмечает, что европейцы, скорее, выигрывают от существования России как фактора равновесия. «Эта сталинская Россия положила конец нацизму. Американская однополярность никому не выгодна, даже самим США. Я не хотел бы жить в России: это авторитарная страна с уравнительным принципом. Но я понимаю, что российская система играет позитивную роль на международной арене и обеспечивает необходимый баланс сил», — подчеркивает ученый.

Подводя итог, этнолог отметил, что «люди не интересуются состоянием мира в таких восточноевропейских странах, как Румыния, Украина и Польша. Это зона насилия и отсутствия государственности, где нет грамотной государственной элиты со времен еврейского геноцида. Во Львовской области неонацисты набирают более 30% голосов, и это все очень плохо пахнет. И творится там нечто пагубное для Европы».

 FRANCE CULTURE Оригинал