Новейшая история Новороссии

novorossia

Юрий Апухтин

Анализируя далеко не однозначные процессы на Юго-Востоке Украины можно сделать вывод, что на довольно длительном промежутке времени на них оказывают серьезное влияние центры силы как внутри, так и вне Украины

Определяющим является влияние двух внешних игроков — США и России, использующих Украину для решения своих геополитических задач. В противостоянии США — Россия на этапе переворота в Киеве первую скрипку играли США, на последующих этапах им пришлось уйти на вторые роли и реагировать на упреждающие действия России.

Учитывая, что США в основном свою задачу решили, посадив в Киеве свой марионеточный режим, а России отыгрывает утерянные позиции, основной упор в настоящем материале сделан на рассмотрении действий России на различных этапах конфликта.

Рассматривая российское влияние следует разделять усилия государства и действия различных лиц и группировок, реализующих свои интересы или стремящихся в силу своего понимания отстаивать интересы государства. На протяжении конфликта имели место обе сферы влияния.

Также следует иметь ввиду, что с самого начала на Донбассе сформировались два центра силы, патриотический — создание автономных или самостоятельных республик с возможностью присоединения к России и олигархический — создание политического субъекта из ДНР и ЛНР для торга с Киевом за сохранение своих капиталов и влияния с последующим сливом протестов.

В Москве также были две партии, силовики, отстаивающие независимость Юго-Востока и настаивающие на его включение в состав России, и либералы и крупный капитал, имеющие свои интересы на Западе, стремящиеся все свести к внутренним противоречиям на Украине и невмешательству России в конфликт.

Естественно интересы российских либералов и украинских олигархов совпадали. На всем протяжении конфликта борьба этих двух тенденций и стоящих за ними группировок в Москве и на Юго-Востоке никогда не ослабевала и во многом определяла происходящие там процессы.

Для объективной оценки всего происходящего и прогноза возможных сценариев развития целесообразно рассмотреть хронологию событий и роль персоналий, принимавших в них участие, опираясь не на эмоции и чье-то мнение, а на факты имевшие место быть.

С учетом изложенного конфликт можно разбить на ряд этапов, на каждом из которых противоборствующими сторонами решались конкретные задачи и были задействованы необходимые для этого силы и средства.

Этап 1 Союз с регионалами и бросок на Крым

Этап 2  Народный протест

Этап 3  Олигархические республики

Этап 4  Бросок Стрелкова

Этап 5  Проект Новороссия

Этап 6  Принуждение к миру

Этап 1 Союз с регионалами и бросок на Крым

Волнения в Киеве стали катализатором обострения обстановки и на Юго-Востоке, неонацистская волна начала распространяться и на эти регионы, Россия естественно начинает реагировать на происходящие события. Здесь следует отметить, что член команды кремлевских кураторов Ропопорт с февраля все более активнее работает не с Донецком, а с Харьковом, который начинает рассматриваться как главный форпост противостояния набирающему силу мятежу в Киеве.

Как потом стало понятно, кремлевские кураторы на этом этапе в январе — феврале решали две задачи: пытались внести разлад в новое руководство Украины и содействовали регионалам в создании в противовес майданным боевикам молодежных движений, получивших название «титушек».

Обе задачи решались крайне неудачно, ставка делается на губернатора Харькова Добкина и мэра Кернеса, представляющих обанкротившуюся команду регионалов. Они привлекают в качестве основной ударной силы спортсменов, полукриминальные группировки и откровенный криминал, в принципе не способные решать политические задачи. В качестве примера можно привести одиозную харьковскую группировку «Оплот» во главе с проходимцем Жилиным, из которого Кернес пытался лепить образ «народного защитника».

Общими усилиями в Харькове 1 февраля создается виртуальный «Украинский фронт», не имеющей ни идей, ни структуры, ни людей, который быстро превращается в посмешище и исчезает так и не начав деятельности.

Следующую попытку организовать путчистам альтернативу на Юго-Востоке эта команда предпринимает 22 февраля в день переворота, организовав в Харькове съезд депутатов всех уровней Юго-Востока, собрав на него несколько тысяч делегатов из этих регионов.

Впечатляющей на съезде была делегация из России – полномочные представители Государственной Думы и Совета Федерации и губернаторы всех приграничных российских областей. Прилетели в Харьков Янукович и Азаров, но на съезде так и не появились.

Под бурные аплодисменты съезд принимает резолюцию, фактически передающую все полноту власти региональным органам. Неожиданно в самом разгаре съезд сворачивается, организаторы съезда, Янукович и Азаров бегут в Россию, город отдается на растерзание завезенной толпе нацистов. На следующий день 23 февраля в Харькове начинаются массовое народные выступления в защиту памятника Ленину, постепенно перешедшие в движение сопротивления.

На съезде явно что-то произошло, по всей видимости, была дана отмашка из Москвы все свернуть. Причиной мог быть начавшийся в Киеве переворот и нежелании иметь дело с продажными регионалами, а возможно было принято решение Харьков пока оставить и немедленно решить проблему Крыма.

На этом этапе команда Суркова – Ропопорта почти все проиграла и не решила ни одной из поставленных задач по раскачке ситуации на Юго-Востоке, в результате часть функций по кураторству украинского вопроса вероятно стал брать на себя Володин, придерживающийся более жесткой линии.

После переворота с 23 февраля в Крыму начинают бурно развиваться события, в Севастополе гражданина России избирают «народным мэром», повсеместно проходят бурные митинги против киевской власти, но руководство автономии не спешат поддерживать народный протест. Для ускорения процесса «зеленые человечки» 27 февраля блокируют здание Верховного Совета, депутаты экстренно собираются на сессию, вместо несговорчивого премьера Могилева избирают Аксенова и назначают на 25 мая референдум о расширении полномочий Крыма.

События еще ускоряются, когда 1 марта Путин направляет в Совет Федерации обращение о разрешении ввода войск на Украину и 4 марта заявляет, что только народ Крыма на референдуме может решать свое будущее. Верховный Совет Крыма тут же переносит референдум на 16 марта и уже с другими вопросами —  где быть Крыму, в составе Украины или России.

Начинается бурная подготовка к референдуму, в Крым зачастили высокого ранга чиновники из кремлевской администрации и депутаты из России. Российские политтехнологи начинают широкую агитационную кампанию, референдум проходит с впечатляющими результатами и Крым переходит в состав России.

В Крыму основную роль сыграли силовики и государственники в окружении первого лица, считавшие, что с Западом надо говорить только с позиции силы. Замечены там были  и будущие лидеры ДНР Стрелков и Бородай из группы бизнесмена Малофеева, активно продвигавшие идеи суверенной России.

В крымской эпопее чувствовалась жесткая рука российского руководства, мощь государства брошена на решение задачи, все спланировано и четко исполнено.

 

Этап 2 Народный протест

На волне неприятия переворота в Киеве, угроз боевиков «правого сектора» хлынуть на Юго-Восток и залить его кровью и эйфории по поводу российской поддержки Крыма во всех юго-восточных регионах с конца февраля начинаются массовые протесты и формирование движения сопротивления.

В крупных городах на митингах и манифестациях выдвигаются требования о федерализации, проведении референдумов о статусе регионов, признании русского языка государственным, запрете нацистских организаций, в поддержку бойцов «Беркута». На митингах в больших количествах поднимаются российские флаги, один из основных скандируемых лозунгов — «Россия». Требований о выходе из состава Украины практически никто не выдвигает.

Действия протестующих не скоординированы, все проходит спонтанно, акциями руководят местные активисты ранее уже известные своими пророссийскими взглядами или появившиеся на волне народного протеста. Во всех городах к сопротивлению начинают примыкать криминальные и полукриминальные элементы, одни действуют самостоятельно, других подключают местные власти.

Утверждения о том, что протестные движения были инспирированы Россией, не выдерживают никакой критики. После Крыма у Кремля, по всей видимости, не было четкого плана, что же дальше делать с восставшим Юго-Востоком. Позиция России в марте оставалась неопределенной, по сравнению с крымской операцией серьезных шагов по поддержке и консолидации протестов не предпринимается.

Между тем по примеру нацистов, безуспешно пытавшихся еще в январе-феврале захватывать здания обладминистраций в городах Юго-Востока, начинаются аналогичные действия протестующих.

Так в Харькове 1 марта после 40-тысячного митинга освобождают обладминистрацию от засевших там нацистов и поднимают над ней флаг России, продолжаются столкновения с нацистами, в результате которых 14 марта погибают два активиста сопротивления.

В Донецке 3 марта захватывают  обладминистрацию, Губарева объявляют «народным губернатором», представители регионалов пытаются сбросить его с трибуны, 4 марта Губарев арестован, милиция освобождает здание, 5 марта повторный безуспешный штурм, 19 марта арестован Пургин, но вскоре отпущен.

В Луганске 1 марта над зданием обладминистрации поднимают флаг России, 5 марта объявляют «народным губернатором» Харитонова, 9 марта захватывают обладминистрацию, милиция освобождает здание, 13 марта арестовывают Харитонова и Клинчаева, 22 марта нацисты громят палаточный городок активистов сопротивления, впервые появляется Болотов и призывает к штурму обладминистрации.

В Одессе, Днепропетровск, Запорожье и других городах Юго-Востока с конца февраля проходят аналогичные массовые митинги с такими же требованиями.

В начале марта, по всей видимости, на волне крымских событий, от различных российских структур идут рекомендации ставить на митингах вопрос вхождения отдельных регионов в состав России, иногда это подхватывается, но массовой поддержки у населения не находит.

Начинают появляться и выдавать свои рекомендации российские эмиссары, представляющие какие-то непонятные структуры и политические силы. В основном это дилетанты из приграничных российских регионов и Крыма, не понимающие происходящих процессов на Юго-Востоке и не имеющие представления об общественно-политической деятельности.

Подбор местных исполнителей у них довольно странный, ставку делают на маргиналов и криминальные элементы, направляя их на популистские действия, не имеющих никаких перспектив. Движение сопротивления остается в стороне от этих «инициативщиков», которые вскоре сходят с арены.

В середине марта на митингах появляются отдельные малоизвестные группы с лозунгами и транспарантами вернуть Януковича, поставить его во главе протестов и идти на Киев. По всей видимости, это были последствия действий одной из башен Кремля во главе с Володиным, пытающейся разыгрывать карту Януковича и объявить власть путчистов нелегитимной. Естественно после предательства Януковича инициатива не получает поддержку в массах и довольно быстро сходит на нет. Вероятно эти действия не были поддержаны российским руководством и инициировавшая их группа отодвигается от украинских  дел.

К концу марта своей активностью выделяются три города – Харьков, Донецк и Луганск. По инициативе лидеров харьковского сопротивления с Донецком подписывается протокол о совместных действиях, на митингах начинают выдвигаться согласованные требования к властям. Но постепенно в Донецке и Луганске активисты первой волны оттесняются от ведущих ролей, их деятельность начинает блокироваться и инициатива переходит к людям, далеким от идей сопротивления.

Свою отрицательную роль сыграли повсеместно руководимые регионалами легитимные местные органы власти, наотрез оказавшиеся поддержать идеи и требования сопротивления. Став на сторону протестующих, они могли бы по примеру Крыма на законных основаниях потребовать проведения референдумов о статусе регионов, но этого не произошло.

Местные олигархические структуры пытаются взять сопротивление под свой контроль и направляют народные протесты в нужное для себя русло, наступает этап формирования олигархических республик и закулисных переговоров вокруг них.

Политика Кремля по отношению к Юго-Востоку на этом этапе выглядит как-то очень уж блекло, серьезного влияния на деятельность сопротивления никак не просматривается, несмотря на то, что на российской границе стояли мощные войсковые группировки, готовые в любой момент «защитить мирных граждан».

Все действия происходят бессистемно, различные башни Кремля действуют несогласованно и предпринимают неоднозначные шаги, общего плана не прослеживается и не чувствуется руки государства. Серьезным был и внешний фактор, Запад начинает давление на Россию и втягиваться с ним в конфронтацию в планы Кремля явно не входило.

Этап 3 Олигархические республики

События на Юго-Востоке нельзя рассматривать в отрыве от стремления украинского олигархата сохранить свои капиталы и рычаги управления страной, а также их непримиримой борьбы между собой за сферы влияния. После переворота карт-бланш на зачистку империй Януковича и Фирташа был дан Коломойскому, а для облегчения его действий по требованию США 13 марта в Австрии по надуманному обвинению арестовывается Фирташ, главный по продвижению интересов «Газпрома» на Украине.

Состоялся и негласный олигархический раздел Юго-Востока. Коломойский взял под себя Днепропетровск и Запорожье и распространил влияние на Одессу. Ахметов, Ефремов, Фирташ, Пинчук и другие регионалы оставили за собой Донбасс. Харьков остался самостоятельным, «смотрящий» за городом Кернес не смог взять под свой контроль сопротивление и, по всей видимости, не лег под Ахметова и Коломойского, а этого ему не простили и в том числе по этой причине организовали на него покушение.

Для отстаивания перед Киевом  своих бизнес интересов Ахметов и Ефремов решили в своих вотчинах создать и финансировать подконтрольные себе республики и, поторговавшись, на выгодных условиях слить их. К этому могли приложить руку и российские олигархи, имеющие на Украине свои интересы.

Эта версия ходит давно и последовавшие потом события только подтверждают ее правоту. Киев отлично знал подоплеку «сепаратизма» на Донбассе и спокойно смотрел  на его развитие, зная, что стоящие за республиками олигархи без колебаний сольют протест за сохранение своих капиталов.

В марте движение сопротивления на Донбассе во многом было подконтрольно олигархам, но они соблюдали формальности и не выпячивали свою руководящую роль. Когда пришло время брать власть в свои руки, сопротивление Донбасса уже было обезглавлено, Губарев, Харитонов и Клинчаев наверняка не без подсказки будущих «республиканцев» заранее были арестованы, что позволило олигархату без проблем реализовать свой план.

Синхронно 6 апреля в Донецке, Харькове произведен захват обладминистраций, а в Луганске здания СБУ. В Донецке захватом руководят появившиеся из неоткуда  Пушилин и Ходаковский. Пушилин называет себя замом уже более месяца находящегося под арестом Губарева, становится одним из руководителей временного правительства, а Ходаковский берет на себя управление военными делами. Сразу же провозглашается ДНР, выдвигается требование о проведении сессии облсовета и референдума о вхождении в состав России.

В Луганске к захвату СБУ призывает Болотов и выдвигает требование о самоопределении региона, а 16 апреля объявляется об объединении сил самообороны Луганска и Донецка и выходит обращение к России ввести войска. Болотова 21 апреля избирают «народным губернатором» и 28 апреля провозглашают ЛНР.

Так появляются на свет две олигархические республики, руководителем ДНР становится человек Ахметова, а ЛНР – человек Ефремова, которые сразу же выступили с провокационными обращениями к России.

В Харькове к захвату обладминистрации привлекаются местные радикальные маргиналы, которые уже в течение месяца выступали и действовали с экстремистскими призывами. Их использовали «втемную», не имея четкого плана дальнейших действий и без поддержки извне они естественно были обречены.

К своим «республиканским» делам донецкие попробовали пристроить и Харьков, на следующий день после захвата обладминистрации Пушилин позвонил лидерам харьковского сопротивления и предложил им провозгласить Харьковскую народную республику. Этот сценарий харьковчан не устроил, тогда Пушилин нашел в среде харьковского сопротивления одного клоуна, который провозгласил мифическую ХНР и назначил себя ее руководителем. Эта республика в виртуальном пространстве существует до сих пор, а ее «лидер» с какими то экстравагантными воззваниями продолжает вещать из «подполья».

Захват админзданий во всех трех городах прошел при явном попустительстве правоохранительных органов, которые только создавали видимость противодействия. А дальше начались очень интересные события.

В Донецке и Луганске захват админзданий прошел безнаказанно, киевские власти не предприняли никаких попыток освободить их и они так и остались в руках ополчения. В Харькове же рано утром 8 апреля направленный из Винницы спецназ МВД  штурмом взял обладминистрацию, арестовал 64 захватчика, в основном ничего не значащих людей, и заблокировал все подступы к зданию.

Естественно встает вопрос, почему в Донецке и Луганске захваченные здания так и остались за ополченцами, а в Харькове была проведена жесткая зачистка? Здесь прослеживается явный сговор донецкого олигархата с киевскими властями, там отлично знали, кто стоит за самозванными республиками, а в Харькове оказались случайные люди, они и пошли на заклание.

Очень странными были эти республики, формально «республиканская» власть была в областных центрах и еще в нескольких городах. Но власть эта была какая-то мифическая, например, в Донецке контролировалось только здание обладминистрации, все остальное подчинялась Киеву и функционировало независимо от «республиканцев», засевших в обладминистрации, в ста метрах от которой люди прогуливались, не обращая на них никакого внимания. Аналогичная ситуация была и в Луганске. При этом республики никто не трогал, они жили в каком-то своем мире, параллельно с официальной властью.

Оригинально выглядели и баррикады ополченцев. Мне пришлось видеть их в Славянске, последняя была за Константиновкой в 60 км от Донецка. В самом Донецке ничего подобного не было, только одна баррикада вокруг обладминистрации. Вид их создавал впечатление какой-то бутафории, собраны они были из покрышек и какого-то хлама, насквозь простреливаемого очередью из автомата. И только в конце апреля в Славянске можно было увидеть баррикады из бетонных блоков, возведенные по всем требованиям к фортификационным сооружениям.

Сразу было видно, что защищать всерьез города республик никто не собирается. Для ликвидации «очага сепаратизма» киевским властям хватило бы и роты спецназа, но они спокойно смотрели на происходящее и ничего не предпринимали.

Ситуация в Харькове и Одессе была несколько другой, олигархическим структурам не удалось подмять под себя сопротивление, в котором хотя и не было единства, но оно продолжало действовать, практически не получая никакой поддержки извне. Киевские власти, понимая, что могут потерять контроль над этими регионами, решили нанести упреждающий удар. Обвинив лидеров харьковского сопротивления в подготовке террористического акта на День Победы, их 29 апреля арестовывают, а 2 мая организовывают в Одессе провокацию, в результате которой десятки людей были заживо сожжены на Куликовом поле.

Между тем в ДНР и ЛНР начинается подготовка  к референдуму, который готовится не по требованию и с помощью Москвы, а вопреки поступающим оттуда рекомендациям. Его финансирование и подготовку вели люди Ахметова и Ефремова, никакого участия в нем российские структуры не принимали и не очень-то поддерживали его проведение. Из достоверных источников мне было известно, что в Москве руководству ДНР и ЛНР рекомендовали не ставить на референдуме вопросы о выходе из состава Украины, а акцентировать внимание на федерализации, создании юго-восточной автономии и русском языке. В принципе они соглашались с этим, но сделали по-своему.

В связи с тем, что несколько позже референдум планировался и в Харькове, я 19 апреля выехал в Донецк для согласования с руководством республик вопросов, выносимых на референдум в трех областях. На встрече неожиданно было заявлено, что  на референдуме в ДНР и ЛНР вопрос будет поставлен только о самостоятельном статусе республик и особенно твердо на этом настаивал Пургин, не идя ни на никакие компромиссы. При таких разногласиях и не имея достаточной организационной и финансовой поддержки подготовку референдума в Харькове пришлось свернуть и отменить его.

Не прислушались в республиках и к рекомендации Путина перенести референдум на более поздний строк и он состоялся 11 мая. На референдуме массово проголосовали за суверенитет республик, при этом механизмы реализации были совершенно непонятны. Киев не признал референдум, но конкретных действий против «сепаратистов» не предпринял, отлично понимая, кто за этим стоит, и жизнь в республиках продолжилась в самозванном режиме.

На этапе формирования республик Россия в основном смотрела на это как бы со стороны, бал правил украинский олигархат, с которым кремлевские кураторы уже имели большой опыт договоренностей. На провокационные обращения «республиканцев» о вводе войск и признанию республик Россия никак не реагировала.

Да и кого надо было признавать? Руководство республик было далеко не пророссийским, оно не контролировало не только свою территорию, но даже города где находилось. Никаких попыток начинать административную, хозяйственную и финансовую деятельность не предпринималось, российская граница находилась под полным контролем украинских пограничников и в таком состоянии республики были обречены.

Этап 4. Бросок Стрелкова

Олигархические республики так бы и продолжали решать свои задачи и подыгрывать киевским властям, если бы не вмешался фактор Стрелкова. Существует несколько версий его броска на Славянск, от самостоятельных действий после Крыма патриотически настроенного окружения Стрелкова, считавшего необходимым действовать силовым путем, до взятия плацдарма в глубоком тылу украинских силовиков для облегчения наступления российских войск весной в случае признания независимости Юго-Востока по крымскому сценарию.

Что бы не послужило причиной его поступка ясно одно, что действовал он самостоятельно и без подсказки Кремля, так как являлся инородным телом в кремлевском пуле кураторов украинского вопроса.

Самостоятельный бросок Стрелкова на Славянск и захват 12 апреля здания милиции спутал все планы «республиканцам» и озадачил московских кураторов. Но это не осталось незамеченным в Киеве, последовала мгновенная реакция киевских властей и 15 апреля украинские войска вошли на Донбасс и начались боевые действия. До этого Киев сквозь пальцы смотрел на «сепаратистские республики», а тут почувствовав серьезность намерений мгновенно нанес ответный удар.

В апреле-начале мая мятежный Славянск стоял в стороне от ДНР и ЛНР, Стрелков самостоятельно организовал героическую оборону Славянска и на деле доказал возможность эффективного противостояния отрядов ополчения наступающим украинским силовикам.

Закрепившись в Славянске, Стрелков начинает заниматься и «республиканцами»,  обменивает 7 мая арестованного Губарева на захваченных офицеров «Альфы» и с его участием производит мягкий дворцовый переворот в ДНР. Часть ставленников олигархата удаляется с ключевых постов, парламент ДНР назначает 15 мая Стрелкова министром обороны ДНР, 16 мая Пушилин смещается с поста премьера и становится спикером парламента, премьерам назначается соратник Стрелкова Бородай и первым вице-премьером Пургин.

С этого момента группа Стрелкова и стоящие за ним люди начинают медленно перехватывать инициативу в управлении ДНР и ЛНР  и возвращать их в лоно народного сопротивления. Делаются неоднозначные заявления о национализации собственности олигархов и попытки заставить их платить налоги на Донбассе. Это изрядно напугало олигархические кланы по обе стороны границы, Ахметов делает громкое заявление в поддержку единой Украины и призывает своих рабочих не признавать власть ДНР и начать 20 мая безсрочную забастовку. Этот глас вопиющего в пустыне остается без ответа и ему приходится искать поддержку в одной из башен Кремля.

До конца мая Стрелков действует самостоятельно, ведет формирование и подготовку армии освобождения. В ЛНР он получает поддержку Мозгового, придерживающегося таких же патриотических взглядов на будущее Юго-Востока. «Республиканцы» Пушилин и Болотов никак не способствуют этому процессу и препятствуют объединению отрядов ополчения в единый кулак под руководством Стрелкова и Мозгового.

Противостояние Стрелкова с выдвиженцами «республиканцев» происходило и в Славянске, ему даже пришлась сместить и арестовать 10 июня «народного мэра» Пономарева, который никак не вписывался в его планы.

В начале июня Стрелков осуществляет рывок к границе и 6 июня ополченцы Луганска выходят на границу с Россией, а через две недели уже имеют коридоры на границе в несколько десятков километров. Стрелков обращается к населению республик с воззванием о создании народной армии, записи добровольцев и возможном призыве в армию, заявляя, что «нужна армия спартанского качества».

С этого момента и начинает внедряться мысль о том, что ополчение ДНР и ЛНР должно составить основу будущей армии освобождения, которая должна дойти до Киева и даже до Львова.

Прикрывая в Славянске формирование республик и обеспечив им выход к российской границе, Стрелков перевел их в другое качество, теперь они могли самостоятельно противостоять украинской армии и ввод российских войск потерял актуальность. Это и сделал Путин, отозвав 24 июня обращение в Совет Федерации о возможном вводе войск на Украину.

Рывок Стрелкова к границе стал переломным моментом, он и его окружение теперь могли действовать не только по своей инициативе, их начинают встраивать в кремлевские планы, они получают военную и политическую поддержку своим действиям и решают уже задачи более высокого уровня.

 

Этап 5. Проект Новороссия

Действия Стрелкова по обеспечению независимого от Украины существования ДНР и ЛНР создали предпосылки российскому руководству начать более решительные действия по реализации собственных планов по будущему Юго-Востока.

Одна из башен Кремля и ряд инициативных российских группировок, по всей видимости, еще в середине апреля, решили начать реализовывать новый проект, предусматривающий объединение всех сил Юго-Востока в единое целое и формирование государственности на базе этих регионов с возможным расширением на всю Украину.

В качестве лидера нового формирования был определен Царев, давно уже находящийся в жесткой оппозиции к киевской власти. Надо отдать должное мужеству этого человека, он единственный из первого эшелона украинских политиков стал на реальный путь борьбы с установившимся режимом и создания новой политической силы на Юго-Востоке.

По инициативе Царева начинает формироваться общественное движение «Юго-Восток» со штабом в Донецке и представительством во всех юго-восточных регионах. Не все у него получилось, штаб был сформирован из случайных людей и оказался слабым, но было положено начало политическому объединению Юго-Востока, которое впоследствии было подхвачено официальной российской властью.

Сразу следует отметить, что тогдашнее руководство ДНР и ЛНР принципиально противилось такому объединению, не хотело признавать ведущей роли Царева и пыталось сделать из него декоративную фигуру.

Под российским давлением в Луганске 24 мая проводится съезд Народного фронта Новороссии, на котором делегаты из 8 регионов Юго-Востока пытаются провозгласить конфедерацию ДНР и ЛНР. Лидеры республик игнорируют съезд и только по его окончании подписывают предварительный документ о создании конфедерации, при этом глава ЛНР Болотов заявил, что республики все равно остаются самостоятельными и независимыми.

Российское давление продолжилось и 24 июня Верховный Совет ДНР  утверждает конституционный акт о конфедеративном объединении ДНР и ЛНР и избирает депутатов в парламент конфедерации, а 26 июня Царев все-таки избирается спикером парламента конфедерации, которую парламент 16 июля переименовывает в Новороссию.

Параллельно с этими процессами Стрелков ведет героическую оборону Славянска,  формирует армию освобождения и координирует военные действия республик. Кремлевские кураторы и стоящие за ними либералы в июне не спешат оказывать ему военную помощь, украинская армия, воспользовавшись подписанным перемирием, начала в начале июля генеральное наступление на ополчение, перекрыла почти всю российскую границу и практически окружила Славянск.

Для либерального крыла Кремля и «республиканцев» Стрелков давно был занозой, которая тормозила реализацию их планов. «Героическая» гибель Стрелкова со своей группировкой в блокированном Славянске вполне их устраивала и все было сделано для такой развязки. Но Стрелков рушит планы кремлевских и «республиканских» оппонентов и 4 июля совершает блестящий маневр по выводу войск из Славянска и взятия под свой контроль Донецка, чем вызывает  гнев либералов в Москве.

Российские либералы, при поддержке «республиканцев» немедленно начинают демонизацию Стрелкова. За несколько дней до этого рупор российских либералов — Юргенс, через телевидение обратился к Путину с требованием не отправлять помощь ополчению и отозвать из Донбасса Стрелкова и добровольцев.

Затем на Донбасс либералы бросают тяжелую артиллерию в лице Кургиняна, который как цепной пес публично набрасывается на Стрелкова и обвиняет его во всех смертных грехах, предательстве, в сговоре с украинскими силовиками и нагло приписывает ему попытку создания российской оппозиции для противостояния Путину.

Попытка убрать Стрелкова являлась ключевым моментом в планах украинского олигархата и их идейных московских единомышленников, затеявших  погасить сопротивления на Юго-Востоке. Убрать с политической сцены Стрелкова означало устранить символ сопротивления, которым он уже стал, поэтому на него с такой яростью и набросились.

Этот бред не возымел никакого действия на Юго-Востоке, Стрелков был и остался Героем сопротивления, но умело заброшенная утка о противостоянии Путину, крепко засела в отдельных кремлевских кабинетах.

С приходом Стрелкова в Донецк начался перелом в управлении ДНР и ЛНР, он начал жесткой рукой наводить порядок, выступает на донецком телевидении и ставит  задачи по обороне города, подчиняет практически все отряды ополчения единому командованию, создает условия для самостоятельной политики республик и ограничения влияния донецкого олигархата.

Конкретные последствия сказались немедленно, только слухи о приходе Стрелкова в Донецк заставляют бежать всех мажоров и тайно ждущих возвращения «законной» киевской власти, Пушилин также бежит и заявляет о своей отставке, несколько позже смещается и Ходаковский с поста министра безопасности ДНР.

Такие кардинальные меры не остаются без ответа, военная обстановка резко обостряется, украинская армия стремительно наступают и приближается к Донецку, 15 июля начинается обстрел Донецка, 17 июля провокация с катастрофой «Боинга», 25 июля Стрелков просит Россию принять решение о поддержке ополчения и, наконец, 26 июля украинские силовики оказываются в «южном котле».

К началу августа Стрелков создал боевую армию Новороссии, которая реально защитила и начала отвоевывать земли Юго-Востока. Он был нацелен только на войну, ему претил мирный процесс и он был готов идти дальше на Киев, чем стал опасен для очень многих. На него ополчился украинский олигархат, киевские власти, кремлевские кураторы  и у всех у них совпало стремление убрать Стрелкова.

Этап 6. Принуждение к миру

С самого начала конфликта на Юго-Востоке, Москва не стремилась предпринимать резких шагов в отношении официальной Украины, исключением стал только Крым. Либеральное крыло кремлевских кураторов, представляемое Сурковым, всегда было склонно к закулисным переговорам с киевскими властями и украинской олигархией, в которых кроме Ахметова могли участвовать и такие одиозные личности, как Коломойский, с которыми у Суркова был налажен многолетний контакт.

Кроме официальных трехсторонних переговоров, на которые согласилась Москва, наверняка велись и закулисные, на которых принимались решения, выносимые на утверждение трехсторонней комиссии. Первый безрезультатный этап состоялся 8 июня в Киеве, второй был проведен 23 июня в Донецке, закончившийся временным перемирием, которое украинская армия использовала для перегруппировки сил и июльского генерального наступления на Донбасс.

Встреча в Донецке знаменательна и тем, что с подачи Суркова на нее вытаскивают замшелую личность Медведчука, у которого кроме личного знакомства с Путиным за плечами ничего и никого не было. Тем не менее от имени Путина его участие в переговорах приветствовал пресс-секретарь Песков, но этот уникальный кадр украинской закулисной политики здесь был явно не к месту и его сразу же пришлось вывести в тираж.

В переговорах участвовал также и Царев как лидер движения «Юго-Восток», но попытка ввести его в переговорный процесс по всей видимости была заблокирована представителями республик и в последующих переговорах он участие уже не принимал.

К началу августа обстановка складывалась так, что мир на Донбассе, а точнее перемирие, нужен  был практически всем участникам конфликта. Киеву для придания легитимности своей власти и зализывания ран после начавшегося разгрома, Европе для решения проблемы транзита газа, США для переформатирования Украины в более серьезного противника против России, олигархии для установления контроля над мятежным Юго-Востоком, России для подготовки республик к зиме и более решительным действиям, а также для сглаживания конфронтации с Западом.

Для начала этих процессов кремлевским кураторам надо было, во-первых, убрать с Юго-Востока Стрелкова и его людей, назначив на их место подконтрольных Москве, и, во-вторых, принудить Киев к миру путем нанесения по украинской армии сокрушительного удара, способного поставить ее на грань катастрофы.

Стрелков был  далек от кремлевских кураторов и они его терпели пока он был им нужен. Убрать его и отодвинуть от влияния в республиках стоящих за ним людей было довольно сложно из-за того колоссального авторитета который он имел. Поэтому для решения задачи использовано было все, от версии «Стрелков соперник Путина», которой поверили в определенных кругах, до предложений самому Стрелкову, от которых ему трудно было отказаться.

Сложно сказать, чем ему угрожали и что обещали, но, как говорят знающие люди, была достигнута договоренность, по которой он и его команда уходят со своих постов и покидают республики, а в обмен начинает на полную мощь работать «военторг» и ополчение получает военную поддержку в лице «отпускников». Также было оговорено, что с командой Стрелкова руководящие посты в республиках покидают и еще оставшиеся люди «республиканцев».

Как и договаривались размен произошел красиво и безболезненно, вначале последовала 7 августа отставка Бородая, затем 13 августа отставка Стрелкова, а 14 августа отставка Болотова. Люди Ахметова попытались встроиться в этот процесс, Ходаковский 13 августа неожиданно выступает с политической речью, в которой отстаивает единую Украину, клеймит сепаратизм на Донбассе и предлагает пойти на Киев и освободить всю Украину. Столь экстравагантные заявления не находят поддержки и олигархические круги на время затихают.

С отставкой команды Стрелкова начинается перехват управления республиками, к руководству которых теперь должны прийти совершенно друге люди. Кремлевским кураторам в руководстве республик необходимо было поставить абсолютно подконтрольных себе руководителей, которые безропотно должны были исполнять команды из Кремля. Таких руководителей нашли в лице Захарченко и Плотницкого, которые возглавили республики и начали готовить  их к перемирию. Не исключено, что группе Ахметова в процессе договоренностей было обещано влияние на политическую и экономическую жизнь на Донбассе.

В связи с изменениями в тактике действий Кремля и произошедшими изменениями в руководстве республик от проекта Новороссии вряд ли отказались, его просто пока отодвинули  на неопределенное будущее.

Для решения второго вопроса, по принуждению Киева к миру, была разработана операция  по нанесению поражения украинской армии и создания условий для начала переговоров.

Как потом делились впечатлениями причастные к ней специалисты, задача разгромить Украину не ставилась, но поражение должно было быть сокрушительным.  Операция по принуждению киевских властей к миру началась 15 августа, в которой  основную роль играли «отпускники», а ополченцы зачищали результаты их деятельности. Премьер Захарченко скромно заявил 16 августа, что вернулись 1200 ополченцев после обучения (не уточняя где) и 150 единиц бронетанковой техники, которые приняли участие в защите территории республик.

Результаты были впечатляющие, южный фронт рухнул, образовался ряд котлов, в которых сгинули тысячи украинских силовиков, наиболее эффектным был устрашающий бросок на Мариуполь, приведший к паническому бегству военных и гражданских властей. Продлись бои еще какое-то время и украинскую армию ожидала бы неминуемая катастрофа, которую реально осознавало военное и политическое руководство Украины. Это была вторая блестящая операция российского руководства после Крыма.

К концу августа были созданы все условия для начала мирных переговоров и Путин в личной беседе с Порошенко 26 августа в Минске по всей видимости объяснил ему, чем может закончиться продолжение войны на Донбассе. Порошенко  все понял и  быстро согласился провести очередную встречу контактной группы 1 сентября в Минске. Переговоры закончились безрезультатно и следующую встречу назначили на 5 сентября, но знаковые заявления сделал Пургин по их завершению.

Заявление Пургина повергло в шок ополчение и сторонников Новороссии в других регионах Юго-Востока. Суть его заявления сводилась к тому, что  республики остаются в политическом и экономическом пространстве с Украиной, они требуют особого статуса своих вооруженных формирований и что ДНР и ЛНР не претендуют на другие области Украины.

Руководство республик неуклюже пыталось дезавуировать это заявление, но все что сказал Пургин потом было реализовано в Минском соглашении о перемирии, подписанном 5 сентября. В нем добавились пункты о прекращении огня, отводе артиллерии на безопасное расстояние, обмене пленными и особом статусе Донбасса в составе Украины.

Подписание Минского соглашения показало силу кремлевских кураторов и их возможности влиять как на руководство республик, так и на политическое руководство Украины. Кто больше выиграл от подписания соглашения покажет время, по крайней мере по прошествии двух месяцев можно сделать следующий вывод.

Мир на Донбассе не наступил, да и все подписанты изначально знали, что его не будет, так как никто не собирался исполнять соглашение. Каждая сторона ставила перед собой политические цели и для их достижения необходимо было получить передышку и использовать ее для усиления своих позиций. Кто и как воспользовался этим покажут ближайшие бурные события, которые неизбежно грядут на Донбассе.

Сейчас уже видно, что ополчение усиливается, снабжается и готовится к наступательным действиям. Украинская армия после августовского разгрома деморализована, окапывается, строит эшелонированную оборону и, несмотря на грозные заявления Порошенко, наступать не помышляет.

Что дальше?

Развитие конфликта на Юго-Востоке и позиция России претерпели несколько этапов, на каждом из которых решались определенные задачи. России не удалось остановить скатывание Украины под протекторат США, но она не позволила установить неонацистский режим на всей территории Украины, блестяще вернула себе Крым и обеспечила поддержку Донбасса в отстаивании его суверенитета.

Если смотреть поверхностно на происходящие события, то может сложиться впечатление, что Россия под руководством либеральных кремлевских кураторов медленно сдает Юго-Восток в угоду украинского олигархата, патриотические силы отстраняются от управления республиками и донецкие олигархи поднимают голову. Внешне оно может и так, но надо глубже смотреть на подоплеку действий российского руководства.

Путин с самого начала заявлял, что не видит военного решения в конфликте и делал все возможное для исключения прямого военного вмешательства России. Украина и Юго-Восток сейчас являются ключевым, но далеко не единственным элементом в геополитической схватке России и США. Существуют стратегические интересы по взаимодействию с Европой, глобальные проблемы по транспортировке углеводородов, создание союза для противодействия гегемонии США и много других факторов влияющих на принятие решений российским руководством.

Путин игрок с дальней перспективой и умеет просчитывать шаги на много вперед. Сейчас, по всей видимости, не время для кардинальных действий на Юго-Востоке,  предстоит длительная и кропотливая работа с учетом всего комплекса вопросов, стоящих вокруг этой проблемы. Победа Новороссии — это победа русской цивилизации, а ее поражение — это геополитическое поражение России и Путин вряд ли допустит такого развития событий.

После подписания Минских соглашений произошло ряд событий, которые еще раз подтвердили неизменность курса России на жесткое отстаивание своих интересов. В Милане 17 октября он дал понять, что уступок Украине по газу не будет и Европе придется «поставить плечо Украине» и заплатить за нее, что впоследствии он и добился.

На Валдайском форуме 24 октября Путин произнес свою «фултонскую» речь, которая явно была программной. В ней он подчеркнул, что времена диктата США прошли и они не указ всему миру, Россия имеет свои интересы и будет отстаивать их. По кризису на Украине  он высказался четко и определенно – военного решения проблемы нет и надо садиться за стол переговоров, при этом необходимо учитывать интересы Юго-Востока, который всегда был частью Русского мира.

На саммите G20, в Австралии, он также не поддался давлению Запада и подчеркнул, что Россия не позволит экономическим и военным путем задушить Юго-Восток и окажет ему необходимую помощь. Все эти действия говорят о том, что Россия не собирается сдаваться Западу и не позволит отдать Юго-Восток на растерзание украинским олигархам и нацистам, но за него предстоит еще не один раунд жесткой борьбы.

На международном уровне Россия предпринимала и будет предпринимать все возможное для поддержки республик, но есть ряд проблем их внутреннего устройства, без решения которых у них не может быть будущего. Донбассу нужен не просто мир, а достойные условия жизни для его населения, которое не должно испытывать проблем с едой, теплом и обеспечением безопасности.

За все время существования республик, там так и не предпринято реальных  шагов по налаживанию мирной жизни. Практически вся промышленность остановлена, не выплачиваются зарплаты, пенсии и пособия, в небольших городах и поселках имеет место разгул бандитских формирований под флагами ДНР и ЛНР, а налоги платятся в Киев и он уже готов обрушить финансовый сектор.

Россия не может поддерживать группировки, которые неспособны управлять и строить государство, не знают как воспользоваться полученной властью и не умеют наводить  порядок на подконтрольных территориях.

Кадры для строительства государства, способные к управлению ресурсами и людьми, сейчас становятся одной из главных проблем республик. Такие романтические личности как Стрелков, Мозговой, Губарев появляются на первых этапах народного восстания, но как правило потом сходят с арены, так как не в состоянии заниматься кропотливой административной и хозяйственной работой. Для этого нужны другие люди, которые имеют соответствующий опыт и знания.

О каких кадрах управления можно говорить на примере анекдотического «министра иностранных дел» ДНР, в лице жены Губарева, или дилетантских заявлений Мозгового, что командиры взводов и рот ополчения будут управлять будущим государством. Это что, позиция государственного мужа?

Россия сейчас придала легитимность власти в республиках через проведенные по запланированному сценарию выборы и поставила руководить ими управляемых  Захарченко и Плотницкого. Ясно, что это люди временные и на их место должна прийти совершенно другая команда, способная заняться строительством нового государства.

И вторая проблема заключается в том, что нет ясности, какое же государство собираются строить на этой территории. Пока что все говорят о независимости Новороссии, но на каких принципах будет построено государство и что из себя представлять, возникает больше вопросов, чем ответов. Даже такие яркие личности как Стрелков и Мозговой разошлись во мнениях: первый придерживается монархических взглядов, второй декларирует идеи народовластия.

Нужна программа государственного устройства, национальных приоритетов и политических основ, которая должна быть подхвачена не только жителями Донбасса, она должна заинтересовать и другие регионы, готовые присоединиться к строительству нового государства. Никакие московские специалисты здесь не помогут, она может быть рождена только людьми, которые находятся в гуще событий и чувствуют, чем живет население и к чему стремится.

Необходимость и жизнеспособность существования Новороссии в составе двух урезанных республик, с разорванными коммуникациями, украинской артиллерией на границе городов, с невнятными структурами управления и махновщиной, мало кого устраивает.

Попытки Москвы и ополчения заставить украинских силовиков отвести артиллерию от городов ни к чему не привели, а без этого налаживание мирной жизни в городах принципиально невозможно. Поэтому несложно предсказать какой будет следующий этап в развитии ситуации на Юго-Востоке. По украинским силовикам может быт нанесен сокрушительный удар, аналогично августовскому и политическое руководство сразу же станет сговорчивее. Или под заклинания о мире начнется их выдавливание от городов, отбрасывание в поле и закрепление по крайней мере на административных границах.

Украинская армия завоевать Донбасс уже не может по определению, находиться противоборствующим сторонам в состоянии войны долго не получится, остается только наступление ополчения и освобождение территорий Юго-Востока. До каких границ оно дойдет, сейчас большой вопрос и зависеть он будет от очень многих внутренних и внешних факторов.

Юрий Апухтин,

alternatio.org

Новейшая история Новороссии: 3 комментария

  1. Это просто прекрасно, товарищ Апухтин, надеюсь вы не откажетесь рассказать все это в суде? Ведь сначала вы будете выступать в качестве свидетеля, дальнейшая ваша судьба будет зависеть от показаний на вас. А так «анализ» совсем не плох, единственное что не понятно, это ваше видение «мирной» жизни в Луганске и окрестностях. И последнее, почему же ваш вождь, мужественный товарищ Царев, не стремиться постоянно осуществлять руководство непосредственно на месте, или он как Ленин, руководит «борьбой» из эмиграции, с безопасного расстояния?

    • Если уж Вы желаете суда, то он будет. Над преступниками киевской хунты и нацистами галиции. Если же хотите задать вопрос автору, то обращайтесь к первоисточнику, а не кидайте анонимку в почтовый ящик соседа.

Комментарии запрещены.