Польский миф в антирусской пропаганде

польшаСегодня одна из первоочередных задач антирусской пропаганды на территориях западнее Смоленска – превратить 150-летие польского мятежа 1863 года в символ польско-литовско-белорусского единения на основе русофобии. Своего рода идеологический жупел, который должен послужить отождествлению нынешней России с «проклятым царизмом». Причем не столько в пропольском, сколько в антироссийском ключе. Делается это по-иезуитски, с характерными недомолвками и замалчиванием правды о событиях, которые даже современники именовали «кровавым пшиком»…

Литва. В мае прошлого года литовский Сейм объявил 2013-й Годом восстания 1863 года против Российской империи. Планируется выпуск юбилейной монеты, почтовой марки, документального фильма, ознакомительных телепрограмм и т.д. В официальном заявлении указывается, что «Январское восстание связало воедино судьбы трёх народов – поляков, белорусов и литовцев и этим показало им направление развития…». «Необходимо лелеять память о восстании», — заявил инициатор этой идеи глава МИД Литвы Аудрониус Ажубалис на открытии памятной доски о событиях 1863 года в вильнюсском Музее прикладного искусства.

Подобные заявления свидетельствуют не о лелеемой памяти, а об исторической амнезии властей Литвы. Национальное становление литовцев стало возможным только благодаря усмирению взбунтовавшейся в январе 1863 года польской шляхты. А не наоборот. Данный факт признавало и правительство США, расценившее мятеж как попытку аристократов восстановить крепостное право и полностью поддержавшее тогда власти России.

Формированию литовской интеллигенции и национального самосознания способствовали: 1) ходатайство генерал-губернатора Северо-Западного края М.Н.Муравьева-Виленского, которому тогдашние либералы в качестве благодарности приклеили ярлык «вешателя», 2) содействие русской интеллигенции, с помощью которой многие «младолитовцы» стали известными деятелями литовской культуры и искусства (например, М.Чюрлёнис, поначалу не знавший ни слова на «родном языке» и получивший художественное образование и мировую известность в Петербурге).

25 августа 1866 года вышел Указ Александра II, гарантировавший литовскому языку (тогда его назвали жмудским) официальный статус в школах Сувалкской и прочих т.н. литовских территорий. Цель — вывести местное население из-под влияния польщизны. Прежде всего, было налажено начальное образование детей крестьян. На всей территории начали работу школы с обучением на литовском языке. Были организованы Литовская гимназия в Мариамполе, постоянный учительский семинар в Вейверах. Был также учреждён ряд стипендий в российских университетах, предназначенных специально для детей крестьян из литовских губерний.

Одновременно с этим многие молодые люди из зажиточных семей, включая Й.Басанавичюса, А.Сметону и других будущих основателей литовского государства, отправились за образованием в ВУЗы Российской империи. Обучался в Московском университете и создатель «Грамматики литовского языка» Й.Яблонскис. Этот язык был впервые нормирован им с помощью профессора Пермского университета К.Буга в 1901 году, благодаря введению оригинального, основанного на латинице алфавита. Напечатанные на нем книги начали выходить в свет с 1904 года. До этого печатные издания на литовском языке (который на местах, в глубинке, культивировали католические священники, например, получивший образование в Петербургской духовной академии А. Баранаускас) выходили на кириллице.

Так что именно поражение в 1865 году польских мятежников дало и политический, и культурный импульс формированию современной литовской нации.

Белоруссия. Вслед за литовцами белорусские прозападные «оппозиционеры» создали 22 июня с.г. в Минске «оргкомитет по празднованию Года Калиновского». По их мнению, «при соответствующей работе Калиновский может стать брендом Беларуси, как белорусский Че Гевара», а «Год Калиновского может стать международным». Фигура героя выбрана подходящая: психически нездоровый молодой человек, уроженец Польши, который после неудачной (по причине болезни) попытки сделать карьеру в Министерстве государственных имуществ Российской империи очертя голову бросился «делать революцию» в надежде стать «королем Литвы». И сделал своим девизом слова «польское дело это наше дело, это дело свободы».

Планов у белорусских комитетчиков громадьё: проведение конференций, издание сборника документов, проведение художественных выставок, пленэров, конкурсов картин и литературных произведений молодых авторов и т.д. и т.п. Как говорится, лишь бы спонсоры за рубежом и во власти выделяли пьенёндзы. Организаторы уверены: «Год Калиновского позволит нам найти точки сотрудничества. Если мы не сможем договориться с властью по политическим моментам, то сможем по культурным». Это не беспочвенное утверждение. Для Министерства культуры, которое сегодня возглавляют крайне неравнодушные ко всему польскому чиновники, бюджетом РБ на 2013 предусмотрено в 5 раз больше средств, чем для Министерства промышленности (980 и 193 миллиардов, соответственно)!

Мероприятия начались осенью 2012 года (планируется, что они будут проводиться и в течение всего 2013 года) с торжественных чтений в Гродно, посвященных 150-летию выпуска первого номера «Мужыцкай праўды», которая печаталась латинскими буквами якобы на «гродненском диалекте белорусского языка» в Польше и Вильнюсе. О том, что во всех семи номерах этого издания нет ни одного упоминания Белоруссии, белорусов, литвинов или хотя бы однокоренных слов, зато о поляках говорится чуть ли не в каждом столбце, организаторы скромно умолчали.

Так же как умалчивают они о том, что заставляя крестьян подписывать бумагу о поддержке восстания, «паны Халявские» вешали или вырезали тех, кто отказывался это делать. Зачастую вместе с семьями. Даже с учетом этого белорусских мужиков в мятеже «участвовало» менее 20%. Калиновский в связи с этим заявлял: «Топор инсургента не должен останавливаться даже над колыбелькой  младенца»! Слова не расходились с делом. Польскими «кинжальщиками» (убивали и верных присяге своих же соотечественников-поляков, ударом в спину) было уничтожено примерно в 20 раз больше людей (в общей сложности – свыше 2000 крестьян, сельских чиновников, полицейских и гражданского населения, включая девочек-подростков), чем потом казнено мятежников (128 повешенных по приговорам судов). Банды, которыми зачастую руководили католические ксендзы, выкалывали людям глаза, вырывали из суставов руки и ноги «для того, чтобы впредь мог исполнять как следует свою обязанность», прибивали к груди гвоздями русские паспорта, закапывали живьем в землю, учителям и чиновникам вырезали на животе «Андреевский флаг» или «мундир», который «застегивали» пуговицами настоящего чиновничьего мундира, крестьянам сдирали с головы скальпы, сопровождая это записками «заломал его медведь польский за сочувствие и послуги медведям русским». Именно поэтому крестьяне стали создавать отряды самообороны.

Все это не мешает сегодня некоторым потомкам этих несчастных ставить памятники «героям-калиновцам», занимаясь, по сути, культивацией и увековечиванием собственной местечковости. И одновременно уничтожать память о прошлом, подчищая даже церковные архивы. Исследующие мятеж белорусские ученые, работая в Национальном историческом архиве РБ, с горечью констатируют: «Безвозвратно утрачен ряд дел, хранившихся некогда в фонде Минской духовной консистории (фонд 136). Так в фонде отсутствуют дела: «Об убиении польскими мятежниками Богушевичской церкви Священника Даниила Конопасевича и об оказании семейству его пособия» (№51622 по старой описи); «Об открытии подписки на содержание памятника над могилой замученного поляками Священника Даниила Конопасевича в Богушевичах» (№53475 по стар. оп.); «О метриках Алексия и Людмилы Конопасевичей и послужном списке Священника Даниила Конопасевича (№53837 по стар. оп.). Вместе с делом об убийстве отца Даниила отсутствует и дело «Об убиении польскими мятежниками Святовольской церкви дьячка Феодора Юзефовича» (№51648 по стар. оп.). Когда и при каких обстоятельствах исчезли из фонда эти дела, и было ли их исчезновение случайностью, сказать сейчас трудно. Но факт остается фактом» (Цит. по: Щеглов Г.Э.1863-й. Забытые страницы. — Мн.: Братство в честь Святого Архистратига Михаила в г. Минске Минской епархии Белорусской Православной Церкви, 2005. – с.4-5).

Откорректированная таким образом белорусскими западниками-русофобами историческая правда распространяется в Интернете, выплёскивается за пределы Белоруссии. Так, псевдоисторические мифы до недавнего времени популяризировалсь даже на сайте МГИМО МИД РФ, где один из авторов уверял читателей: «Белорусское государство было ликвидировано в конце XVIII века… Никакого «воссоединения» Беларуси с Россией не было. Имело место насильное присоединение, в результате которого территория Беларуси отошла к России и наш народ более чем сотню лет не имел своей государственности… Происходили беспрерывные бунты, заговоры и восстания против русского правления, организаторами и основными участниками которых были шляхтичи (Тадеуш Костюшко, Якуб Ясинский, Стефан Грабовский, Томаш Волжецкий, Михал Валович, Кастусь Калиновский  и другие)… Винцент Константин Калиновский (1838-1864) — наш национальный герой, один из руководителей восстания 1863-1864 годов, вошёл в нелегальную группу, объединял будущих борцов за волю нашего Отечества… Перед смертью он сумел переслать через тюремные решетки «Лист из-под виселицы» — свое духовное завещание, в котором высказал уверенность, что «толькі тады, народзе, зажывеш шчасліва, калі над табою маскаля ўжо ня будзе».

Польша. 3 августа польский Сенат во главе с маршалком Б.Борусевичем принял т.н. Восхваление, объявляющее год 2013 Годом Восстания Январского (Uchwala Senatu Rzeczypospolitej Polskiej ustanawiajaca rok 2013 Rokiem Powstania Styczniowego), целью которого, по мнению сенаторов, была «реституция (восстановление границ. – В.В.) Речи Посполитой обоих народов» (restytucja Rzeczypospolitej Obojga Narodow). Инициаторами документа считаются представители консервативно-клерикальной (ныне считающейся оппозиционной) партии «Право и справедливость» («ПиС») экс-премьера Я.Качиньского, отметившейся русофобскими инициативами еще в период нахождения у власти его брата-президента Л.Качиньского.

Оппозиционеры умело используют данную инициативу против правящей партии «Гражданская платформа» («ГП») премьера Д.Туска. Пока сподвижники премьера пытаются, по возможности, дистанцироваться от жестких выпадов в адрес России, характерных для властей постсоветской Польши, оппозиция играет на русофобских струнах в душах польского электората и критикует «промосковских либералов» за недостаточный накал патриотизма.

Впрочем, и правящая партия, по мере возможности, эксплуатирует тему «русских империалистов»,  150 лет назад «не сумевших справиться с фонтанирующей патриотизмом польской душой» (nie potrafili sobie poradzic z eksplodujaca patriotyzmem polska dusza) потому, что Ю.Пилсудский, создатель Второй Речи Посполитой, вобравшей куски Литвы, Белоруссии и Украины спустя более чем полстолетия после событий 1863 года, считал эти территории «краеугольным камнем независимости».

Если партия «Право и Справедливость» использует миф о «патриотической самоотдаче и шляхетной жертвенности» 150-летней давности во внутриполитическом аспекте, то «Гражданская платформа», имеющая большинство в польском Сенате, делает это в основном для внешнего пользования. Прежде всего — для прозападных белорусских и украинских оппозиционеров и политизированной молодежи, которую уже несколько лет завлекают в Польшу посредством стипендиальной программы имени К.Калиновского. О посланиях мятежной шляхты к императору Александру II с требованиями присоединить к Польше Литву, Белоруссию и Украину на этих курсах, естественно, не говорят ничего…

Так же как не говорят о реальных героях. Лишь один пример. В середине августа 1863 года отряд под командованием 25-летнего штаб-ротмистра лейб-гвардии Гродненского гусарского полка (комплектовавшегося, в основном, аристократами-уроженцами земель бывшей Речи Посполитой) Александра Граббе в количестве 42-человек (гусары, донские и линейные казаки) гнал банду из нескольких сотен мятежников, терроризировавшую местное население. Улепётываших во весь дух инсургентов во главе с паном Бентковским нагнали около деревни Сендзеёвице (Sedziejowice), где квартировала другая банда – пана Тачановского. Объединенные силы мятежников составили свыше 1200 кавалеристов и более 400 пехотинцев – всего до 2000 человек. Моментально осмелев, они окружили маленький отряд преследователей, пообещав «братьям-шляхтичам» жизнь за выдачу казаков и переход на их сторону. Те в ответ… атаковали 40-кратно превосходившие силы противника. Неравный бой продолжался несколько часов. Почти все гусары и казаки, рубившиеся пока ладонь могла сжимать клинок, погибли, в живых осталось только 4 израненных человека.

Помимо этой «победы» поляки, все время надеявшиеся на военное вмешательство Англии и Франции, не взяли ни одного города и не одержали ни одной победы в прямых боевых столкновениях. Собственно и столкновений как таковых было немного. Ключевую роль в усмирении мятежа сыграли не клинки гусар и казаков, а пламенное слово М.Н.Каткова, быстро разрядившего накаленную пропольскими настроениями атмосферу «либерально-передового» общества российской столицы. Так что видимо не зря в октябре 2012 года Комиссия по культуре Сейма РП (Komisja Kultury Sejmu RP) выразила свое отношение к сенатскому Восхвалению, объявляющего год 2013 Годом Восстания: празднование подобных годовщин в Польше – это „masochistyczne katowanie sie porazkami” (мазохистское терзание поражениями).

Валерий ВРУБЛЕВСКИЙ  fondsk.ru

Польский миф в антирусской пропаганде: Один комментарий

  1. Да сколько же уже всякая нечисть будет издеваться над Русью! Где стоит заветная метла?!

Комментарии запрещены.