Памятник еврейскому террористу в Бресте

191431 октября в белорусском Бресте был открыт памятник одному из наиболее известных деятелей мирового сионизма – Менахему Бегину. Дезертиру, сбежавшему во время Великой Отечественной войны с фронта, установили памятник в городе-герое.

По мнению политических обозревателей Менахем Бегин одновременно: террорист N1 и еврейский национальный герой, он же лауреат Нобелевской премии мира и израильский премьер в 1977—1983 годах; был в числе основателей еврейского государства. Собственно, его поклонники по сей день считают, что, если бы не террор, который развязал Бегин, государства Израиль и не было бы. Бегин — один к одному еврейский Шамиль Басаев. Как и чеченский «герой», он добивался результатов, не брезгуя при этом самыми гнусными террористическими методами.

Менахем Бегин родился 16 августа 1913 года в Брест-Литовске. В те годы около 70% его населения составляли евреи. Здесь было полно синагог, еврейских школ, театров и магазинов. Это и был тот самый «питательный бульон», в котором зародились местечковые «нация» и «культура», которые сегодня официальный Минск на пару с «апазiцыянэрамi» выдают за «белорусский народ» и «белорусскую духовность».

В начале века семья Бегина жила размеренной, привычной жизнью: отец работал в банке, мать вела хозяйство, братья и сестры учились. С десяти лет Менахем был прилежным еврейским пионером — активистом сионистских организаций. В тринадцать он познакомился с Владимиром (Зеевой) Жаботинским, главным идеологом сионизма.

После школы Менахем поступил на юрфак Варшавского университета. Однажды сокурсники-поляки поймали его на улице, связали и начали насильно кормить свининой, приговаривая при этом: «Жри, жид пархатый!»

Если бы хоть на мгновение хулиганы представили, как осложнит их поступок жизнь десятков тысяч людей после второй мировой войны, то они не только отпустили бы Бегина с миром, но и сами на всю жизнь сделались бы вегетарианцами.

«Урок» сокурсников глубоко запал в душу еврейского студента,  в результате чего, ещё с ранней молодости будущий израильский премьер-министр озлобился и возжелал мести. Позже он попытался её реализовать с помощью различных сионистских формирований, в работу которых активно включился.

Юношеские организации 1930-х годов — и немецкий гитлерюгенд, и советская пионерия, и еврейский Бейтар, в котором работал Бегин, — при всей разнице в идеологии были похожи друг на друга.

Бегин разъезжал по Польше и рекрутировал в ряды Бейтара новых членов. В результате его кипучей деятельности перед войной в Бейтар входило более 70 тысяч человек.

Бегину было 26 лет, когда началась вторая мировая война. Он предложил польскому правительству создать еврейский легион. Правительство резонно отказалось, после чего Менахем сбежал в Вильно, где его арестовало НКВД.

За подозрительную деятельность в должности председателя Бейтара, Менахем оказался на скамье подсудимых советского правосудия с последующим вынесением приговора. Вместо положенных восьми лет идейный сионист отсидел только один год, т.к. попал под амнистию, которую Сталин в 1941 году дал всем польским заключенным (которых, к тому времени, НКВД ещё не успел расстрелять), чтобы организовать советско-польское сопротивление. Под отчаянные крики заключённых: «Это же жид, а не поляк!» — Бегин вышел на свободу.

Далее, около года, будущий премьер Израиля одиноко скитался по бескрайним российским просторам в «поисках» войска польского. И когда, наконец, его нашёл, одевшись в солдатскую форму не стал воевать против Гитлера за освобождение от фашистов Белоруссии и Польши, а… проворно дезертировал из армии. Война с фашистской Германией совсем не вдохновляла Бегина и он решил перебраться на родину предков.

В Палестине в то время существовало несколько еврейских организаций. Все они мечтали создать на Ближнем Востоке еврейское государство. Одни проповедовали мирные методы борьбы, другие (подпольные «Лехи», «Иргун Цваи Леуми» «Эцел») цепко держались за оружие. Бегин вошел в «Иргун» и буквально вдохнул в организацию новую жизнь.

С 1944 по 1948 год на земле Палестины, террористические еврейские организации развязали против англичан (входивших в блок антигитлеровской коалиции и оказывавших значительную помощь участникам польского сопротивления из «армии Крайова») — тотальный террор.

12 февраля 1944 года в Иерусалиме, Тель-Авиве и Хайфе были взорваны английские иммиграционные офисы, мешавшие въезду евреев в Палестину. Через две недели в тех же городах взорвали офисы налоговых служб: погибло шесть английских чиновников и два боевика. Через пару месяцев в Каире был убит британский министр по делам Ближнего Востока.

Оружие террористы добывали разбойными акциями, а деньги — путем грабежа. Как-то раз боевики остановили поезд, который вез рабочим зарплату, затем похитили бриллианты на сумму 38 тысяч фунтов.

1945 год стал кошмаром для англичан. Еврейские террористы нападали на британские гарнизоны, уничтожали английскую военную технику, самолеты на аэродромах. Никакие карательные действия властей не могли их остановить.

Наконец, 29 июня 1946 года англичане мобилизовали все свои силы на антитеррористическую акцию «Агата». В ней приняли участие практически все силы, находившиеся в тот момент в Палестине. По всей стране объявили комендантский час: были окружены штабы всех легальных сионистских организаций, арестовано около трех тысяч человек, захвачены военные арсеналы.

В ответ боевики организации «Иргун», активным членом которой являлся Менахем Бегин, взорвали бомбу в отеле King David в Иерусалиме. До теракта это была роскошная фешенебельная гостиница. В южном её крыле размещался штаб британской администрации, военная полиция, отдел специальных расследований.

Взрыв прогремел в понедельник, 22 июля, в разгар рабочего дня. Неделю бригады спасателей разгребали обломки.

Погибло 100 человек, 46 было ранено. Из них всех лишь 28 человек оказались англичанами, остальные — арабами, евреями, американцами. Меньше всего пострадали военные: жертвами стали клерки, машинистки, уборщицы, курьеры.

Для сравнения напомню, что в результате самого кровавого теракта в истории современной Белоруссии, в Минске на станции метро «Октябрьская — погибло 15 человек. Как видим – крови безвинных жертв на руках Бегина – подрывника из Бреста, гораздо больше, чем на руках «витебских подрывников», на которых официальный Минск возложил всю ответственность за теракт в столичном метро, а Верховный суд затем приговорил к высшей мере наказания.

После взрыва в Иерусалиме подпольная радиостанция «Иргуна» цинично заявила, что организация сожалеет о погибших евреях. Впрчем, хорошо известно, что жертвы среди соплеменников никогда не останавливали сионистских фанатиков.

Летом 1947-го боевики «Иргуна» напали на английскую тюрьму. Англичанам удалось взять в плен 15 террористов, троих из которых повесили. В отместку люди Бегина казнили заложников — двух английских военных. Через 35 лет выяснилось, что один из казненных офицеров был евреем.

Буря протестов поднялась по всей Англии. Доведённые до крайности британцы, жившие в Тель-Авиве, вышли на улицы города со справедливым негодованием. Еврейская пресса тут же откомментировала этот всплеск народного гнева как антисемитский погром.

В августе 1947 года действие британского мандата в Палестине было приостановлено, а 14 мая 1948 года провозглашено Государство Израиль. Бегин вышел из подполья.

22 июня 1948 года «Иргун» объявил о самороспуске. Бегин переквалифицировался в политика. Он создал партию Херут («Свобода»). «Бог избрал нас, чтобы править!» — таков был лозунг его партии.

Тридцать лет Бегина избирали членом израильского парламента (кнессета). В роли политика он нередко устраивал скандалы и дикие выходки, практиковал по отношению к оппонентам оскорбительные высказывания.

В середине 70-х публичное поведение Бегина изменилось. Возраст пошёл на пользу бывшему террористу. Разменяв седьмой десяток, он больше не устраивал скандалы и провокации, не задирал парламентариев. Стал приветлив с журналистами. Слегка пополнел, поседел, полысел и даже бросил курить.

Израильтяне решили больше не вспоминать террористическое прошлое Бегина. Оно хоть и чудовищное, но для идейных приверженцев сионизма — героическое. После 29 лет в оппозиции он стал премьер-министром.

В 1978 году бывший террорист, убийца, а ныне премьер-министр Израиля Менахем Бегин стал лауреатом Нобелевской премии мира. $85 тысяч премии он передал в фонд помощи умственно отсталым детям.

Во время одного публичного выступления, коснувшись деятельности Ясира Арафата — лидера из противоборствующего лагеря, Бегин отметил: «Мы не два террориста, мы два борца за свободу своих народов».

28 августа 1983 года, отпраздновав семидесятилетний юбилей, Менахем Бегин совершенно неожиданно объявил о своей отставке.

Последние годы Бегин жил очень замкнуто. Не появлялся на публике, не встречался с журналистами. Умер 9 марта 1992 года в Тель-Авиве.

Спустя годы, деятельность сионистского террориста получила высокую оценку белорусских властей. Отлитый из бронзы бюст на двух гранитных треугольных стелах с памятной надписью на трех языках (белорусском, английском и иврите) был установлен в городе-герое Бресте на улице Куйбышева, рядом с домом, где до 1939 года была еврейская гимназия, в которой учился Бегин (ранее, в 2005 году, на этом здании была открыта мемориальная доска в его честь).

В церемонии открытия памятника приняли участие представители белорусской власти, дипломатических миссий в Бресте, посольства Израиля в Белоруссии, Центра наследия Менахема Бегина, Союза белорусских еврейских общественных объединений и общин, брестской еврейской общины и жители города.

Посол Израиля Иосиф Шагал зачитал обращение премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньяху по случаю этого события.

 Брест Брест

Отдание чести воинским Почётным караулом  — дезертиру,

сбежавшему  с фронта во время Великой Отечественной войны; 

безжалостному террористу, убивавшего людей со словами: «Бог избрал нас, чтобы править!»

Памятник был изготовлен в Минске, его установку и благоустройство территории профинансировал Брестский горисполком. Над созданием бюста работала творческая группа под руководством лауреата Ленинской премии СССР, председателя Союза Белорусских еврейских общественных объединений и общин архитектора Леонида Левина, в которую входили скульптор Константин Селиханов (Минск) и главный архитектор Бреста Олег Ляшук.

Отныне, стараниями белорусских властей и еврейских организаций, имя Менахема Бегина – вписано золотыми буквами в плеяду выдающихся деятелей «белорусского народа».

 Игорь Ткачук , http://www.14vn.com/

Памятник еврейскому террористу в Бресте: Один комментарий

Комментарии запрещены.