Телегония.

телегониятелегония

ТЕЛЕГОНИЯ — НАУКА О НЕОХОДИМОСТИ СОХРАНЕНИЯ ДЕВСТВЕННОСТИ.

Протоиерей Николай Головкин, Монастырская православная газет «Ковчег»

I. Люди, вступающие в брак, в большинстве своём хотят иметь детей. Но не все знают, как влияет на здоровье потомства девственная чистота, что именно от неё зависит — какими будут ваши дети…. Наши предки знали об этом; они умели подметить, что от гулящей девушки не было хорошего потомства. Поэтому нравственно падшую девушку считали испорченной, недостойной замужества.

В наше время связь девственности с качеством потомства смогли объяснить генетики, открывшие в прошлом веке явление телегонии. А началось открытие с того, что примерно 150 лет назад коннозаводчики, выводившие новые породы лошадей, для повышения выносливости решили скрестить лошадь с зеброй. Опыты не удались: не произошло ни единого зачатия — ни у лошадей от мужских особей зебр, ни у зебр-кобыл от обычных жеребцов. Опыты прекратили и о них постарались забыть, полагая, что дело закончено. Однако через несколько лет у кобыл, побывавших в опытах, стали рождаться полосатые жеребята. От породистых жеребцов!!… Ошеломлённый научный мир назвал это явление телегонией. Опыты современников — Ч. Дарвина, проф. Флинта, Феликса Ланд аптека и иных учёных — с другими животными — подтвердили данный феномен. Ф.Ландатаек написал книгу «Индивид, эволюция, наследственность и неодарвинисты (М.1889 г.), где в главе Телегония, или влияние первого самца», описал проводимые опыты.

Только практики собаководы знали давным-давно: если хотя бы раз породистая сука повяжется с кобелём-дворнягой и даже, если у неё от него щенят не будет, то а будущем всё равно породистого потомства от неё ждать нечего. Голубятники также об этом хорошо знают. Если непородный голубь «потоптал» породистую голубку, её сразу убивают, потому что, даже при самом «элитном» супруге, у неё будут только не чистопородные дети; то перышки в хвосте не те, то цвет клюва, то ещё что-нибудь.

Должны ли современные девушки, принимающие решение до брака начать интимную жизнь, знать это? Бесспорно. Однако об этом мало кто знает.

И к нашему времени сложилась парадоксальная ситуация: знают об этом явлении, имеющем прямое отношение к рождению полноценного потомства, преимущественно тишь животноводы. Иначе в России не было бы лучших пород животных — ни породистых скакунов, ни молочных коров, ни отменных соболей…. К слову сказать, отечественные меха завоевали третью часть мирового пушного рынка, в основном за счет селекционной работы в пушных зверосовхозах.

Открытие телегонии в XIX веке сразу же было спрятано от людей, так как приоткрывало таинственные завесы судеб множества людей — простых и великих. Но главное, оно накрепко закрывало дорогу для всякого рода сексуальных революций, а это не входило в планы врага рода человеческого. Для засекречивания была найдена и даже внесена в энциклопедию удобная фраза: якобы явление телегонии не подтвердилось…

Но, как говорится, нет ничего тайного, что не сделалось бы явным. Особенно, когда стали проводиться на территории Советского Союза международные фестивали, стали нередкими факты, когда наши русские девушки стали рожать от белых генетически здоровых своих мужей — детей «ни в мать, ни в отца»…, а в чёрного, и, к сожалению,  зачастую, дебильного молодца. Причиной появления этих детей была генетическая мутация хромосомной цепочки. Много лет тому назад происшедшая внебрачная связь стала виной семейной трагедии. Что тут скрывать, «девушки — добрачные женщины», особенно из многочисленных проституток, «диких» или организованных «экскорт-услугами», сегодня дарят своим «законным любимым» скрытые плоды добрачных половых связей — наркоманов, токсикоманов, гомосексуалистов или психически неполноценных, бесноватых придурков — детей.

Итак, телегония (от слова «теле» — далеко и «гони» — рождение) — наука, которая утверждает, что на потомство женской особи влияют все её предыдущие половые партнёры. И особенно — первый мужчина. Именно он, а не будущий отец ребёнка, закладывает генофонд потомства каждой женщины, вне зависимости от того, когда и от кого она будет рожать своих детей. Он, нарушивший девственность, становится как бы генным отцом всех будущих детей женщины.

Естественно, что и в настоящее время у теории телегонии бесчисленное множество противников, которые приводят «результаты исследований и опытов», доказывая, что гелегония — это бред, что считаться с ней — это не уважать себя и свои желания. Большинство этих теоретиков — люди заинтересованные, ибо индустрия порнографии потерпит существенные убытки, если явление телегонии будет изучаться детьми со школьной скамьи. Поэтому для них прибыльнее, если наши дети начнут изучать в школе программу «планирования семьи», способствующую растлению будущего поколения, а, следовательно — пополнению их кошелька.

II

И ещё вопрос: всё ли потеряно для женщин, которые потеряли девственность, но желают иметь семью?

В Православной Церкви — в обряде Крещения и Таинстве покаяния, можно обрести второе рождение и оружием Духа разрушить физическую немощь. Но покаяние должно быть истинное, чтобы душа очистилась и преобразилась. С духовной точки зрения телегония объясняется очень просто: душа влияет на тело. Гены — это эмоции, впечатления души матери к зачатому в ней ребёнку: если мать о чём-то думает — это обязательно отразится на детях, и обязательно родятся похожими на того, кого она полюбила первый раз — потому что чувство это очень сильное, практически незабываемое. Святой Амвросий Медиоланский назвал его «даром первого брака от Бога. Оно возникает даже при отсутствии физической близости, — именно поэтому раньше девушек прятали в теремах. А теперь девушки видят всё… Святой Иоанн Златоуст писал: «Как может быть девственницею та, у которой сожжена совесть?.. Ты не вступала в брак? Но это ещё не девство»

Так девство сохранить не просто, а вернуть его — ещё больший труд. Зато и награда большая: дети, которые рождаются от целомудренных родителей — это благословение Божие, они на радость в жизни, на помощь и утешение в старости, а не на позор и страдание.

 

 

Девство,  Брак 

В основу этой работы положена книга прот. В. Зеньковсовского «На Пороге Зрелости.

Епископ Александр (Милеапт)

 Проблема пола.

Люди ныне более, чем когда бы то ни было, втягиваются в не­здоровую половую напряженность. Если проблемы пола всегда мучили людей, то ныне они терзают их с неукротимой силой. Именно потому и важно помочь христианам разобраться в этой области и избежать духовной катастрофы. Есть единственный способ овла­деть игрой наших бессознательных сил — это спокойно и трезво осветить их в сознании, в свете христианства понять их скрытую игру. В первую очередь необходимо констатировать тот факт, что не всё в человеке естественно, ведь и всякого рода извращения возникают тоже «естественно» и становятся причиной тяжелых и мучительных болезней. В том-то и слепота наша, что мы не сразу разбираем, что следует признать «естественным», а что, хотя и пе­реживается как «естественное», на самом деле является проявлени­ем болезненного уклона н душевного вывиха. Сколько лишних страданий мучат людей оттого, что они вовремя не овладели той борьбой света и тени, добродетели и порока, которая начинается уже в раннем возрасте…

     Загадочная сторона половых влечений.

Отчего проблема попа в человеке таит в себе столько тяжелою и мучительного? Ведь остальные (функции нашего существа обычно развиваются нормально и не вызывают особых осложнений; а в сфере пола тело и душа так глубоко связаны, так неисследимо-таинственно влияют друг на друга, ёто половые влечения получают особую напряженность. Именно со сферой пола у человека связано, как самое темное и жуткое, так и самое светлое и творческое в его жизни. Правильное устроение жизни пола является, таким образом, важнейшей задачей в жизни каждого из нас.

Большим осложнением в уяснении проблем пола является то обстоятельство, что эта сфера во многом закрыта от нас, словно прячась в психических сумерках. В условиях современной жизни, наполненной пошлостью и моральным декадентством, человеку необходимо научиться беречь своё духовное здоровье и выработать «противоядие» ко всяким разновидностям блудной страсти. Это в особенности важно для молодежи, у которой слишком рано стали развиваться половые влечения. Действительно, ни от чего так не     страдают молодые люди, как от той усиленной работы воображения в сфере секса, от того тайного любопытства и внутреннего напря­жения, которые ослабляют всякий самоконтроль. Именно прежде­временное развитие сексуального воображения, не обузданного ду­ховной трезвостью, не сдерживаемого христианской моралью, ста­новится источником всякого рода психических нарушений.

Задачей настоящего труда является показать преимущество пути нравственной чистоты. Этот путь не только указан нам Богом, но диктуется и всем современным знанием о человеке. Путь цело­мудрия и воздержания не есть уход от жизни, а, наоборот, есть путь здорового развития в нас творческой силы.

Здоровое направление полового вле­чения.

     Иерархичность наших сил.            

Некоторые предполагают, что человек устроен гармонически, т.е. всякое удовлетворение его потребностей само по себе создает внутреннее равновесие, определяет внутреннюю гармонию челове­ческих функций. Это убеждение должно быть признано ошибочным прежде всего потому, что человек устроен не гармонически, а ие­рархически. Это значит, то развитие одних функций находится в зависимости от развития других, что замедленное или, на­оборот, усиленное развитие одной функции неизбежно отражается на других. Есть функции первичные, основные, есть функции вто­ричные, производные. Развитие человека не дает картины одновре­менного, ритмичного развития всех сторон его существа, а, наобо­рот, в развитии человека постоянно имеет место аритмия, дис­гармоничное несоответствие одних сторон с другими.

     Энергия пола.

Конечно, раз в человеке существует какой-либо орган, имеется какой либо функция — она предполагает своё удовлетворение. Однако, надо учесть, что чем значимее, этот орган или функция в человеке, тем сложнее стоит вопрос об его проявлении и развитии. С особой силой это сказывается как раз в сфере пола, которая принадлежит к числу центральных сфер в человеке, чтобы разобраться в этой проблеме, надо понять суть энергии пола. Большая и, может быть, самая значительная часть энергии пола, не переходя в половое влечение и как бы минуя физическое удовлетворение, уходит в дру­гие, более благородные сферы нашего существа. На этом зиждется все значение полового воздержания, которое освобождает энергию пола для творческого использования её в высших проявле­ниях психической жизни. То, ёто в современной психологии имену­ется сублимацией (переход из одного состояния в другое) состоит в том, что половые влечения могут переходить в созидатель­ную энергию и тем ослабляют потребности половых органов. Парадокс сферы пола заключается в том, что полное по­ловое воздержание (целомудрие), вовсе не разрушает жизни челове­ка, а наоборот, при правильной устремленности, может стать путем к расцвету духовной и творческой жиз­ни.

     Значение воздержания.

Всё только что сказанное опирается, не только на христианское учение, но и на современные знания о человеке и на данных психо­патологии. Христианство не только утвердило принцип моногамии, решительно осудив многоженство, не только способствовало гума­низации отношений между мужчиной и женщиной и облагородило эти взаимоотношения, но оно высоко подняло идею доброволь­ной девственности. Об этом Господь Иисус Христос сказал:

     «Есть скопцы (девственники), которые сам сделали скопца­ми для J Царства Небесного»; и добавил тут же: «Кто может вме­стить, да вместит!» т.е., кто способен возвыситься до идеи девст­ва ради добродетели, то да идет этом путем (Мт. 19:1). В тоже вре­мя, с самого своего начала христианство осудило всякое тушение браком и освятило брачные отношения (чудо в Кане Галнлейско1, Ин. 2:1-11) в таинстве бракосочетания. Поэтому принцип девственности в христианстве вовсе не противопоставляется браку, а является как бы параллельным путем восхождения к Богу. И на путях се­мейной жизни, и на путях девственности человек может придти к Богу. Физическая чистота — будь то в здоровом христианском бра­ке, будь то в монашестве — является необходимым условием для нравственного роста личности и источником духовной силы.

     Основные этапы в развитии пола.

Первые проявления половых движений в человеке можно за­метить очень рано. До полового созревания (у девочек до 11-13 лет, у мальчиков до 12-14 лет) жизнь пола носит, как принято говорить, недифференцированный характер. Хотя телесные органы пола еще не развиты, однако тело уже имеет известный «эрогенный’ харак­тер, и может испытывать половое возбуждение. В течение полового созревания на первый план выступает так называемая генитальная зона, т.е. зона расположения телесных органов пола. Параллельно с этим возникает опасность преждевременного развития по­ловой психики. Порой уже в 9 лет дети разыскивают порногра­фические картинки и с нездоровым любопытством присматривают­ся к поведению взрослых.

В последующие годы половое созревание юношей идет более интенсивными темпами, захватывающими и тело, и душу. Развитие половой сферы продвигается с такой стремительностью, что совер­шенно меняется духовная установка подростка. Особенно сказыва­ется здесь расщепление сознания на два полюса сознания. На одной стороне сосредоточивается а) сексуальность, которая обнимает телесную сторону пола, а также те психические изменения, которые связаны с телесной стороной пола, а на другом полюсе выступает б) эрос, т.е. искание любви, приводящее в движение психику юноши. В этот период вся душа озаряется поэтической мечтой о любимом существе.

— И жажда любви, и сексуальность одинаково являются цветени­ем пола в человеке, но их расщепление, а иногда их взаимное оттал­кивание с достаточной ясностью вскрывают сложность пола как духовно-телесной энергии. Пол в человеке есть как бы огонь, кото­рый пылает в его глубине — как в сексуальных движениях, так и в тончайших проявлениях эроса. Важно учитывать, что источник этих двух различных проявлений пола— один и тот же. Тут на­лицо цельность нашей природы, состоящий в том, что неот­вратимо живет в человеке и потребность сексуального соединения и общения в любви. Вот почему даже самые развращенные люди, как бы до конца утонувшие в плотской похоти, испытывают время от времени мучительную тоску по любви.

Итак, единая основа пола при созревании юношей поляризу­ется в них, от чего получается расщепление сексуальности и эро­са. К этой теме мы переходим теперь более подробно.

     Развитие сексуального сознания.

Половое созревание локализует половую энергию в телесных органах, и отныне телесная сторона пола выступает на первый план. Этим и создается сексуальное сознание. То, что мы называли до сих пор сексуальностью, охватывает поэтому и физическое развитие органов пола, и самое сознание сексуальных движений. Обе сторо­ны сексуальности интимно связаны, но сексуальное сознание может при этом быть расплывчатым и неясным. В силу особенностей физиологического, анатомического характера в мужском организме сек­суальное сознание у юношей обычно ярче и отчетливее. Именно потому работа воображения у юношей гораздо более активна и ярка в сфере пола, и если к этому прибавить те разговоры, которые они ведут между собою, то становится понятной опасность «загрязне­ния» их воображения. Но независимо от того, расплывчато или бо­лее определенно работает сексуальное воображение, само половое созревание вызывает глубокие перемены в юном существе.

Духовный сдвиг, который здесь происходит, заключается в том, что подростки, еще недавно с увлечением отдававшиеся раз­ным социальным переживаниям (подражание старшим, уход от се­мьи в среду товарищей или подруг, развитие внешнего авантюриз­ма, влюбленность в «героев» и т.д.), ныне уходят в себя, замыка­ются в себе, начинают чуждаться общества. Исходной основой многих душевных движений является ныне сфера подсознания, ко­торая завладевает юной душой. Сознание же не справляется с игрой подсознательных сил, зреющих в юном существе, и не овла­девает ими — отсюда постоянные противоречия в этом возрасте:    претенциозность, мечтательность, раздражительность, увлечение фантастикой. Подростки часто сами не знают, чего они хотят.

     Потребность любви.

Развитие сексуальности идет указанным путем в первые три-четырс года, а затем оно принимает более спокойный характер. По в эти же первые три-четыре года полового созревания развивается и потребность любви, зреет эрос (потребность любви). Иногда обе эти сферы (сексуальность и эрос) не слишком отделяются одна от дру­гой (хотя пути тон и другой разные), а иногда они значительно рас­ходятся друг от друга и как бы мешают друг другу. Как существует чисто сексуальное воображение, так и в сфере эроса, питаемого музыкой, кинофильмами, искусством, романами … — воображение становится могучей силой. Эрос проявляется здесь в юной задумчи­вости, в меланхолической мечтательности…

Девочки хотят «нравиться,» начинают заботиться о своей наружности, ищут общества мальчиков, вообще становятся «ма­ленькими женщинами,» влюбляются, начинают ревновать и т.д. И мальчики напряженно стремятся показаться старше своих лет, подражают разным «героям» и тоже влюбляются. Вообще движения эроса в этот начальный период пугливы, застенчивы, как бы ищут препятствий, чтобы укрыться за «их спиной,» скрыть от посторон­них свои сокровенные чувства; они могут казаться сметными, но в то же время они трогательны в своей свежести и идеализме.

В этом обнаруживается огромное творческое значение переживаний любви — именно через них вырастают эти могучие крылья, которые возносят дух в идеальный мир. Владимир Соловь­ев на эту тему написал замечательный этюд под названием «О смысле любви.» После платоновского «Пира» это одно из гениаль­нейших произведений в мировой литературе по философии эроса.

Ценность пола состоит, главным образом, в стремлении к люб­ви, что становится источником того «огня,» который заполняет сердце человека; сексуальность же есть только выражение в сфере телесной этих внутренних движений. Поскольку тело есть инстру­мент души, то сексуальность лишь передает и выражает то, что за­горается в душе — любовь, — как инструмент, который своими звучаниями передает мелодию, которую разыгрывает на нем музы­кант.

     Закон двойного выражения.

Чтобы лучше уяснить соотношение сексуальности и эроса — их временное расхождение и вместе с тем глубокое внутреннее единство — надо познакомиться с актом психологии, который можно назвать законом «двойного выражения чувства.» Суть этого закона заключается в том, что все движения чувств и все глубокие волнения, исходящие из самых недр человеческого существа, ищут двойного выражения—телесного и психического. Примером этого двойного выражения может служить любое чувство, хотя бы страх. То, что мы переживаем как страх, выражается в ряде телес­ных изменений (сердцебиении, обморочном состоянии, бледности, дрожании конечностей, ослаблении голоса и т.д.), но одновременно разливается в человеке как бы психическая воина, которая вызывает определенные переживания страха (напряженность, чувство жути, депрессии, доходящей до ослабления памяти и воли, состояние оце­пенения). Эта психическая «волна» ищет своего выражения через работу воображения (что хорошо подмечено в словах «у страха гла­за велики»), а через воображение влияет и на наш духовный мир.

Суть указанного закона не только в констатировании двойного выражения чувств, а еще в том, что одно выражение (например, те­лесное) не заменяет другого (душевно-духовного), не может и замениться им. Это выступает с полной силой, когда какое-нибудь одно выражение (например, телесное чувство) стеснено или подав­лено: в этом случае его энергия не уходит в другое его выражение (например, душевно-духовное); и подавленность одного выражения определяет подавленность и другого.

Обращаясь к севере пола в свете закона двойного выражения, мы легко поймем, что сексуальность и эрос в нормальных условиях должны развиваться параллельно, друг друга обогащая, и друг друга не вытесняя. «Расщепление» или разделенность сексуальности и эроса, о которой выше шла реёь и которую можно назвать болез­ненным периодом созревания, связана как раз со взаимной незаме­нимостью и неустранимостыо обоих проявлений жизни пола. Тем не менее, естественное для юности расхождение сексуальности и эроса есть все же дефект, ибо только в семье и в брачной жизни восстанавливается цельность в этой сфере.

     Облагораживающая сила любви.

Когда в сердце человека разгорается любовь, то он весь про­светляется внутренним сиянием. Все постороннее отступает на зад­ний план, и душа всецело, норой до экстаза, погружается в созерца­ние любимого существа. Самые сухие и черствые люди меняются, когда в них вспыхивает любовь, их душа смягчается, веселеет и как бы обретает крылья. человек, который любим кем-нибудь, хотя из­вне представляется ничуть не лучше и не краше других, для любя­щего взора кажется единственным, несравненным и незаменимым. Это и есть та идеализация, которая так часто описывается в литера­туре. Смысл её в том, что сквозь внешнюю оболочку мы, в свете любви, зрим сокрытую от других идеальную сторону любимого, которая заложена в каждого человека, как образ Бо­жий, не замечаемый, а часто и подавленный внешней оболочкой, его внешностью или «характером, который всегда есть нечто вто­ричное в нем, а не его «суть.» Вся сила зрения любви в том и заклю­чается, что через любовь мы как бы прикасаемся к внутренней красоте человека. Мы не можем оторваться от неё — хотели бы навсегда соединиться с любимым человеком. Душа, хотя бы раз пе­режившая эти чувства, навсегда сохранит воспоминание об их пре­ображающей и творческой силе.

Именно в порывах любви душа испытывает глубокую потреб­ность выйти за пределы своей личности, чтобы соединиться с лю­бимым существом. Потребность именно любви свидетельствует о невозможности замкнуться в себе — в любви преодолеваются есте­ственные рамки индивидуальности, разрывается ее оболочка. От того в порывах любви человек начинает тяготиться самим собой: замкнуться в себе, именно в свете любви, значит осудить себя на одиночество, оказаться в метафизической пустоте. Потому душа наша неутомимо ищет полюбить кого-нибудь, чтобы в нем найти точку опоры и смысл своего существования.

А та сила поэтического воображения, которая присуща юной любви, и благодаря которой мы идеализируем любимого человека, является вовсе не каким-то «придатком,» игрой фантазии, а наобо­рот, в ней раскрывается глубочайшая жажда духовного порядка, жажда абсолютного бытия.

Любовь к матери, к сестре, к жене — как ни различны они — всё же представляют собой жизнь духа. Так как человек устроен по закону «полового диморфизма,» т.е. принадлежит либо к мужскому, либо к женскому полу, то этот половой диморфизм и вбирает в себя из глубины духа ту исконную потребность любви, которая заложена в человека. Именно в этом смысле в сфере пола — любви (эросу) принадлежит основное значение, а сексуальность есть лишь его телесная транскрипция.

     Значение семьи.

Раздвоение сексуальности и эроса, которое присуще периоду созревания, есть все же переходное состояние: пол в человеке глубже его физической оболочки, он является неотъемлемым каче­ством его природы. Половое созревание лишь временно поляризует физические и душевные влечения. Эта поляризация и расхождение сексуальности и эроса есть переходная стадия и требует восстанов­ления изначальной цельности. Поэтому жизнь пола может найти свое настоящее выражение только в семейной жизни, и вне её нормальная жизнь пола неосуществима. Обычный путь человека ведет его к образованию семьи, и поэтому всякая иная половая дея­тельность не может не иметь отрицательных последствии для ду­ховного здоровья человека.

Удовлетворение сексуальных желаний вне того внутреннего окрыления, какое дается в любви и завершается в браке, есть нару­шение закона цельности, заложенного в нашей природе. Конечно, в браке могут возникнуть свои новые трудности, однако вне семьи невозможно найти здоровое разрешение тех проблем, которые вы­растают из полового влечения.

Семья или девство?

     Три стороны брачной жизни.

Семейная жизнь, которая возникает после брака, дает нор­мальное разрешение тем запросам и стремлениям, которые связаны у нас с полом. Правда, в наше время семейная жизнь очень услож­нилась, подвергается многим искушениям, — как из-за экономиче­ских трудностей, так и из-за напряженных жизненных темпов со­временною общества, а еще больше — из-за падения нравов. Одна­ко только в браке половая жизнь находит свое здоровое проявление. Если брак почему-либо невозможен или затруднен, то вне его не может быть здоровой половой жизни — здесь все будет уклонением от нормы, загрязнением души, извращением, расстраивающим са­мые основы человеческой личности.

Жизнь в браке имеет в себе три стороны — биологическую, социальную и духовную, и эти стороны не просто развиваются рядом друг с другом, по при нормальных условиях образуют цело­стное единство. То раздвоение сексуальности и эроса, которое в юности знаменует собою расстройство, не только устраняется здесь, но становится источником новых сил и раскрывает новый путь жиз­ни.

У апостола Павла есть замечательные слова о браке, из кото­рых приведем здесь только начальные слова. «Тайна сия (т.е. тайна брака), — говорит апостол Павел, — велика есть!»

Вот эта «великая тайна» брака только там выступает, где уже совершенно преодолено раздвоение сексуальности и         эроса. Где почему-либо это раздвоении действует или где выступа­ет только одна сторона, например, сексуальность, там не только не открывается «великая тайна» брака, но там искажается его смысл, втаптывается в грязь самое священное и глубокое в людях.

Между прочим, неправильно отождествлять чистую сексуаль­ность с «животной» стороной в человеке: у животных нет никакого разъединения сексуальности и эроса. Их естество гораздо проще и примитивнее.

     Брак, как осуществление единства.

Тог, кто вступает в брак чистым, целомудренным, впервые в браке постигает тайну телесного единства. От этого в его душе рождается новое бережное отношение к телу другого, которое ста­новится как бы и его телом. Как показывает жизнь, именно от те­лесного сближения в браке расцветает в душе глубокое, светлое и радостное чувство любви друг к другу, нежное чувство неразрывности. Именно здесь, в этой Богом благословен­ном соединении, опытно познается правда моногамии (едино­брачия) и вся неправда «свободной любви.»

Половое сближение не только не может быть отделено от дру­гих видов единения, но оно само создает и формирует законченную цельность всех взаимных отношений. Когда между мужем и женой цветет любовь, она сияет во всем и овладевает всем. Малейшая дис­гармония в это время переживается очень болезненно: небрежность, равнодушие, грубость, обвинения — вызывает скорбь и тревогу. Христианство помогает супругам найти путь к устранению дисгар­монии в их отношениях. Учась на практике христианской жизни в новых условиях брака, оба духовно зреют и совершенствуются. Се­мья — это великая школа благочестия.

Когда появляются признаки зачатия ребенка, тогда отношения мужа и жены еще более укрепляются в любви к будущему дитяти — плоти от их плоти. чистота взаимной любви не только не умень­шается от телесного сближения, но наоборот, им питаются и нет ничего добрее той глубокой нежности, которая расцветает в браке и смысл которой заключается в живом чувстве взаимного восполне­ния друг друга. Исчезает чувство своего «я» как отдельного челове­ка, и в больших вещах, во внутреннем мире и во внешних делах и муж и жена чувствуют себя лишь

частью некоего цело­го — один без другого не хочет ничего переживать, хочется всё вместе видеть, неё вместе делать, быть во всём вместе. Это — идеал, к которому супруги должны стремиться.

В семье не должно быть разобщенных «сфер деятельности,» физической или духовной разобщенности: здесь одно откликается в другом, все связано внутренне и интимно. По плану Творца семья есть нормальное раскрытие тайны пола в нас. Вне семьи не должно быть половой жизни, потому что тогда она будет непра­вильной, искажающей нашу природу и нарушающей гармонию жизни. Но этой причине путь чистоты до брака не есть только тре­бование морали, но он диктуется самой природой человека. Доб­рачная половая жизнь есть просто одностороннее и потому извра­щенное выражение пола и грозит опустошением души и искажени­ем ее внутреннего строя.

     Смысл добровольного девства.

Для всестороннего рассмотрения вопроса пола, необходимо два слова сказать о добровольном девстве. Как учит христианство, добровольное девство есть сознательный уход от половой жизни ради большей нравственной чистоты и духовного со­вершенствования. Означает ли это, что семья есть низшая форма жизни? И не должен ли тот, кто ищет духовного совершенства, ос­таться навсегда девственным?

Целомудрие девственников и монахов не унижает пол, а лишь показывает его нераскрытую святость из-за нравственного по­вреждения человеческой природы. Не борьба с полом составляет смысл добровольного девства, а борьба с грехом, засевшем в нашей плоти. Целомудрие и воздержание от половой жизни есть не цель, а средство этой борьбы. В добровольном девстве люди ищут наилучших путей преодоления своих страстей, и эта задача, одинаково стоящая перед всеми людьми, решается здесь путем от­речения от всего мирского, не по презрению к миру, а в силу того, что тяжесть греховности особенно сильно вторгается в нас через плоть и мир. Кто жаждет духовного совершенства, тот в своем под­вижническом пути вступает в суровую борьбу с миром внутри са­мого себя. Беспорядочные вожделения плоти он воспринимает как помеху на пути к Богу.

Заметим тут, что пребывание в браке тоже ставит задачу борь­бы с грехом, только здесь применяются другие средства. Смысл добровольного девства заключается в подвиге распятия своей плоти       не из презрения к браку, а ради торжества духовного начала в чело­веке над плотью. Та же задача стоит и в браке только в другой своей стороне. Брак — это не только половая жизнь — это длинный и сложный духовный путь, в котором есть место своему целомудрию, своему воздержанию. Там же, где половая жизнь занимает преиму­щественное место, там семье угрожает опасность ниспадения в сек­суальность, т.е. там снова вторгается та двойственность, которая терзает юношей, и тогда задача семьи, как целостной жизни, помра­чается.

Итак, путь семьи ведет к восстановлению целостной жизни, завещанной Богом человеку еще при его сотворении, путь же доб­ровольного девства ведет к победе над грехом через подавление плотских влечений. Поэтому не перед всеми и открыт путь монаше­ства, а лишь перед теми, в ком нет тяготения к семейной жизни с ее суетой и проблемами, или перед теми, кто, испытав семейную жизнь, после ее утраты ищет большего одухотворения в своей жиз­ни.

Опасность половой страсти.

     Греховность природы, как причина уклонения от нормы.

Вне семьи не должно быть никакой половой жизни. Вне семьи она должна затихнуть — будет ли то в добровольном девстве или в вынужденной одинокой жизни. Требования здоровья совпадают здесь с требованиями христианства. Всякая внебрачная половая жизнь, давая только временное удовлетворение, неизменно толкает человека, если не на путь лжи, то всегда на путь греха. Ведь вне­брачная половая жизнь есть торжество чистой сексуальности за счет духовной стороны.

Здесь придется коснуться темных сторон пола, которые явля­ются нарушением естественных норм. Уже было сказано выше, что среди разных инстинктов или влечений человека — половое являет­ся самым сильным и трудно управляемым. Если его не сдерживать, то оно может выродиться в лютую блудную похоть, которая спо­собна искалечить человека как духовно так и физически. Причиной этому ненормальному сдвигу является греховность нашей при­роды. Животные свободны от этого повреждения. С грехопадением первого человека нарушился баланс между его физическими и духовными силами, с результате чего вполне естественные потребно­сти иногда стали вырождаться и губительные страсти, например: потребность поесть или нить — в обжорство и пьянство, а инстинкт размножения — в неуправляемую похоть. В этом-то наша трагедия, что будучи поставлены Творцом блюстителями животного мира и как бы «царями» над ним, мы часто оказываемся гораздо хуже нера­зумных тварей (Пс. 48:13).

     Источники соблазнов.

Источником разных отклонений от должного порядка является не только наша греховность, но и демоны — эти невидимые пад­шие духи, которые играют самую деятельную роль в наших грехо­падениях. О их пагубной деятельности в жизни людей подробно говорит, как Священное Писание, так и святоотеческая литература (смотри нашу книжицу «У порога геенны огненной»). Демоны влияют на людей через мысли и чувства. За многие тысячеле­тня своей пагубной деятельности, они усовершенствовались в «ис­кусстве» соблазнять. Их влияние на человека можно уподобить гипнозу, опьянению или дурману, когда человек воспринимает ве­щи не такими, какие они на самом деле есть, а в извращенном виде: то, что для пего вредно и губительно, он принимает за верх счастья, а то, что действительно может дать ему счастье, он воспринимает как скучное и ненужное. Именно из-за внушений «беса блуда,» как отцы Церкви именуют нечистого духа, разжигающего в людях по­хоть, блудная страсть норой принимает чудовищные, самые отвра­тительные нормы. Святые отцы утверждают, что «бес блуда» — это один из сильнейших духов. Очевидно, что сила ею проистекает от нашей половой энергии, которая лежит в основе нашего естества. Кто не знаком с моментами, когда кажется, что каждая наша клетка требует сексуального удовлетворения.

По предсказаниям святых Отцов, одним из характерных при­знаков приближения конца мира будет повсеместное и ужасное за­силье разврата, гнусной плотской распущенности и неукротимого сладострастия. Понимая, что приближается их конец, демоны всю свою энергию бросили на разжигание в людях похоти, потому что именно через эту страсть легче всего человека удалить от Бога, именно через плотские страсти человек больше всего утрачивает свой богоподобный образ.

     Культ страсти блуда.

Предсказание святых отцов о последних временах на наших глазах начинает исполняться. Никогда, кажется, в истории человечества не было такого всеобъемлющего напора сексуальности — во всех отраслях жизни — как в наши дни. Здесь в ход пущены все достижения культуры и техники: литература, искусство, журналы, газеты, телевидение, кино фильмы, музыка, рекламы, моды, Интер­нет, компьютерные игры, сексуальное воспитание в школе… Па­раллельно с этим, все настойчивее навязывается дикое мнение, что воздержание для человека вредно, а удовлетворение похоти — по­лезно. Особенно трудно бедной молодежи в современной обстанов­ке насаждения «культа секса,» который призывает сбросить иго средневековья и воспевает «свободную любовь.» Моногамный брак объявляется «пережитком прошлого»; обычная семейная жизнь и семейные обязательства — «предрассудками»; необходимость удерживать плотские вожделения — «опасным делом, травмирую­щим психику»; скромность и стыдливость — «комплексом непол­ноценности»… «Мы вступили в новую эру свободного человечест­ва,» поэтому: «Долой предрассудки!» «Ближе к естеству!» «Прочь стыд!» «Назад к природе!»

Вокруг сексуальности выросла и богатеет огромная индустрия порнографии к полу порнографии, которая наводняет грязью сердца молодежи и подростков и толкает ее на неистовое поведение.

Человек постоянно подвергается потоку сексуальных стиму­лов. Предположим, что верующий человек, проснувшись утром, помолился и почитал Библию. V пего светлое настроение, душа тя­нется к Богу. Но вот, включает он музыку или телевизор — и тут мгновенно его зрение и слух наводняют сексуальные мелодии и зре­лища. Выходит он из дому, и тут со всех сторон на него смотрят рекламы полуобнаженных женщин, или видит девушек, вызывающе одетых… Словом, куда не брось взгляд — отовсюду стимулы, раз­жигающие плотскую похоть. Через окна души — слух и зрение — неудержимым потоком вторгаются искушения. Это ставит его перед дилеммой: отдаться своим низменным желаниям, или бороться с ними в самой изнурительной и затяжной войне.

В противовес этому растлению плоти и духа, Священное Писание призывает нас бороться с плотской похотью и хранить себя чистым от блудных дел.

     «Я писал вам к послании, — обращается an. Павел христианам, — не сообщаться с блудниками… Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолопоклонники, ни прелюбодеи, ни малакии (греша­щие самоудовлетворением), ни мужеложники (гомоссксуалы)… — Царства Божия не наследуют… Тело не для блуда, но для Господа … Разве не знаете, что тела наши суть члены Христовы? Поэтому, отниму ли лены у Христа, чтобы сде­лать их членами блудницы? Да не будет! Или не знаете, что совокупляющийся с блудниией становится одно тело с ней? Ибо сказано: два будут одна плоть. А соединяющийся с Гос­подом есть один дух с Господом. Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела; а блудник грешит про­тив собственного тела. Не знаете ли, что тела ваши есть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших, и в душах ваших, которые суть Божий « (1 Кор. 5:9-11; 6:9-20).

     Грехи плоти и их последствия.

Нельзя обойти молчанием тайный норок самоудовлетворения

(рукоблудия), которым страдают некоторые люди с раннего возрас­та. При всей своей неестественности он не был бы слишком опасен, если бы не то, что здесь нет никаких внешних границ в злоупот­реблении им, от его, став привычкой, он тянет к себе даже и то­гда, когда нет физической надобности. Когда окрепнет привычка к этому пороку, то самая тяжелая сторона в нем заключается как раз в том, что человек чувствует себя во власти какой-то роковой силы, которую он не может победить. Это создает неуверенность в себе, склонность к меланхолии, к апатии, упадок живой и творческой энергии, расстраивает здоровье человека.

Почему Священное Писание так настойчиво призывает бороться с плотской похотью? — Потому, то, с одной стороны, грехи блуда истощают физические силы человека и его здоровье. «…Блудник грешит против собственного тела,» — пишет апостол Павел. В небрачной половой жизни скорее изнашивается организм: потому что сексуальная жизнь, не связанная с любовью, берет гораздо больше сил, чем нормальные супружеские отношения в браке.

Прибавим к этому возможность заразиться какой-нибудь из ужасных венерических болезней или — что еще губительнее — СПИДом, от которого нет лечения.

Но, главное, у людей, отдавшихся блудной страсти, понижает­ся идеал жизни. Мечты о самоотверженной деятельности на пользу общества, о счастливой жизни с любимым или любимой постепенно блекнут, идеалы молодости испаряются, человек становится ци­ничным и самолюбивым. Его сознание все более и более наполняет­ся грязными картинами сладострастия. На каждую женщину он смотрит иначе, как на самку. Мысли одна другой грязнее роятся в его отуманенном мозгу, а в сердце одно желание — удовлетворить свою похоть.

От человека, отдавшегося сладострастию, отступает благодать Божия, от чего его вера в Бога тускнеет и иссякают духовные вле­чения. человек перестает слышать голос своей совести, которым Господь призывает его на путь покаяния. В душе его воцараются холод, мрак и злоба. Это состояние называют духовной смертью — после которой дальше падать некуда.

Именно по причине неспособности закоренелых грешников обратится на путь исправления, Господь карает их Своим правед­ным судом. «Не вечно Духу Моему быть принебрегаемым этими людьми, потому что они — плоть, » — изрек Господь над древним человечеством и истребил его водами всемирного потопа (Быт. 6:1-5). Позднее подобная ужасная участь постигла города Содом и Гоморру за грехи разврата их жителей: «И пролил Господь па Содом и Гоморру дождем серу и огонь… и ниспроверг города сии и всю окре­стность сию и всех жителей городов сих, и все произрастания зем­ли» (Быт. 19:24-25). Апостол Павел выразил непреложный жизнен­ный закон, говоря: «Блудников же и прелюбодеев судит Бог» (Ев. 13:4). Сколько великих империй и цивилизаций погибло; сколько народов, преуспевавших в грехах сладострастия, бесследно исчезло!

Итак, в контексте необходимости создать правильные половые от­ношения между супругами, следует сказать, что тяжелыми послед­ствиями сказываются на них добрачные или внебрачные согреше­ния. Половая распущенность опустошает человека, если не физиче­ски, то всегда духовно. Это подводит нас к теме, как перенаправ­лять свои силы; чтобы избегать грехов и нравственно совершенст­воваться.

     Советы в борьбе с блудной страстью.

Самым важным фактором в борьбе с любой страстью — явля­ется духовная собранность, устремленная к Богу. Когда наше сердце горит любовью к Богу, тогда земные удовольствия нам ка­жутся ничтожными и скучными. Поэтому надо всеми силами со­гревать свою душу любовью к Богу. Этому содействуют: чтение духовной литературы, искренняя молитва, размышления о Боге, по­сещение богослужении, частая исповедь и причащение, добрые де­ла… Пока мы духовно собраны, все раскаленные стрелы лукавою будут отскакивать от нас, как от скалы.

По как только мы расслабляемся, тут сразу нападает враг. По этому: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Пет. 5:8).

Вот некоторые советы в борьбе с блудной страстью:

1. Надо всегда держать свой ум занятым добрыми и полезны­ми мыслями: богомыслием, молитвой, умственной работой, нужным делом. Всякий соблазн начинается именно с ума. Искушения одолевают человеком следующими этапами:     сначала нечистая мысль (вызванная иногда взгляд или слу­хом), дальше очарование (пленение), покоряющее волю, и наконец падение. Легче всего остановить искушение в пер­вой стадии, когда соблазнительная мысль еще не стала блудным желанием. Мысль, праздно блуждающая, легко пе­реходит в греховную. Поэтому: «думай о хорошем, чтобы не думать о плохом,» — советует преп. Ефрем Сирии.

     2. Беречь себя от соблазна. Глаза и слух — это двери души. Поэтому надо контролировать их, чтобы через них не про­никло в душу что-либо соблазнительное. Не смотрите со­блазнительные фотографии, или кинофильмы, не слушайте сладострастной, буйной музыки, не засматривайтесь на жен­скую красоту… Со строгим выбором относитесь к своему чтению.

     3. Грех заразителен. Большое влияние на нас имеют люди, с которыми мы общаемся. «Худые сообщества {развращают добрые правы» (1 Кор. 15:33). Поэтому, избегайте распущен­ного общества, где вы можете увлечься дурным примером; не слушайте циничных анекдотов; смело остановите разо­шедшегося рассказчика, призвав его к приличию, или без церемоний оставьте компанию, где начнут рассказывать по­добные вещи, а лучше всего не ходить туда, где вы можете предполагать их услышать.

4. Здоровье тела способствует здоровью души. Поэтому следу­ет вести воздержанную и деятельную жизнь: Соблюдать посты — в особенности среды и пятницы; простой, умерен­ный стол, ничего спиртного или возбуждающего; простое белье, скромная одежда; твердая постель; умеренный сон и раннее вставание; купанье или омовения прохладной водой;

прогулки на открытом воздухе, физический труд… — эта элементарная гигиена и целеустремленный образ жизни ус­миряют беспорядочные плотские страсти.

5. Ни в коем случае не играйте с искушениями, потому что одно заигрывание с соблазном есть уже половина падения. Соблазнительные танцы, игры с поцелуями, тайные свида­ния, флирт «ради спорта» — опасная игра, в которой легко можно поскользнуться и пасть великим падением!

6. В борьбе с искушениями не допускайте никаких компро­миссов и никаких уступок. Будьте строги и безжалостны к себе. Когда человек не сумел вовремя прогнать соблазни­тельную мысль, стал лелеять её в своем воображении, тогда она быстро овладевает его сердцем и пленяет волю, после чего падение почти уже неизбежно.

7. Однако не сдавайтесь, если чувствуете, что силы вам изме­няют и грех одолевает. Остается еще великое орудие — это молитва от всего сердца. Там, где не хватает человеческих сил, там на помощь приходит благодать Божия. Господь си­лен спасти и на краю бездны. Всем сердцем воззовите к Бо­гу: «Господи, помилуй!» или: «Господи спаси меня, грешно­го, не дай мне согрешить! …»

     Значение покаяния и исповеди.

Христианская вера дает человеку могучий средства для борьбу с грехом и для исцелению от страстей — это покаяние и исповедь перед духовником. (Раскрытие своих духовным проблем опытному пси­хиатру или даже близкому человеку признается полезным даже современ­ной психологией). Это есть чрезвычайно важный факт с точки зрения духовной гигиены и морального развития человека. Нельзя считать непоправимой утерю душевной чистоты: грехи, как бы тяжки они ни были, не должны превратиться в рок, который обрекает нас скользить все ниже и ниже. Сколько молодых людей впадают в отччаяние и перестают бороться со своими дурными наклонностями, потому что потеряли надежду на исправление. Святые отцы отмечают следующую закономерность: до грехопадения демон внушает человеку, что Бог очень добр и простит ему его «маленькое» согре­шение, а после греха впутает ему, что грех его ужасен, и что беспо­лезно ему бороться со своей страстью. Однако, надо знать, что благодать Христова сильна исцелить даже самые за­коренелые греховные навыки. Нужно лишь сделать усилие открыть Богу тайники своей больной души и попросить прощения и помощи.

Boт гpexи связанные с блудной страстью: принятие нечистых мыс­лей, услаждение сладострастными мечтами, воззрение с вожделе­нием, бесстыдное обнажение тела, соблазнительное и вызывающее поведение, нескромные разговоры, «сальные» шутки и анекдоты, сладострастные поцелуи, объятия и нескромные танцы, услаждение возбуждающей музыкой, смотрение соблазнительных зрелищ, (фо­тографий, порнографии, рукоблудие, блуд, прелюбодейство, раз­врат, разные сексуальные извращения, гомосексуализм. Этот по­следний грех крайне тяжек и отвратителен.

Здесь надо напомнить, что согрешают не только соблазнившиеся, но еще больше те, которые соблазняют. Поэтому девушкам и женщинам надо вести себя скромно и со стыдливостью: не обна­жать своё тело перед посторонними и не вести себя вызывающе. «Горе тому человеку, через кого соблазн приходит,» — говорит Господь (Мат. 18:7).

     Крест воздержания.

У каждого человека есть свой крест, неся который человек идет к Царству Небесному. Крест включает разные страдания, кото­рые создаются расстроенностью нашего существа, возникшей от «первородного греха.» Никто не может миновать страданий из-за пола, однако может и должен обращать их на добро и пользу. Даже в самой благоустроенной семье необходимо регулировать и сдер­живать беспорядочные половые влечения.

Страдания на почве неудовлетворенности потребностей пола ни в ёем не сказывается с такой силой, как в вынужденном безбра­чии, т.е. когда при всем желании создать себе семью — это не уда­ется. Мужчина по сложившимся социальным условиям имеет то преимущество, что, получив отказ от девушки, которой сделал «предложения,» может пробовать искать других путей женитьбы. А девушки, лишенные инициативы (не могут же они предлагать себя в жены!), часто так и остаются в девичестве или потому, что те, кто им по душе, ими не интересуются, а интересуются ими те, кто им не по душе, или но другим причинам.

Безбрачие, вытекающее из стремления к нравственному со­вершенству, есть некая лестница восхождения к высшему званию. Сублимация половой энергии, неизбежно накопляющейся в теле, хотя и трудна, но осуществима именно на путях устремленности ввысь. Здесь происходит «преображение эроса», когда крест проти­востояния половым влечениям становится борьбой с «ветхим чело­веком» в себе. Все ударение, весь динамический заряд связан здесь со свободным устремлением ввысь, что привлекает к человеку духовную энергию от Бога идущую.

Но девственность вынужденная, не находящая никакой под­держки в душе, не создает ли новые мучения — не только не ослаб­ляя давление пола, а наоборот, его усиливая, ибо душа жаждет ин­тимной близости и томится от её отсутствия? Вынужденное безбрачие не ставит ли по-новому вопрос о внебрачном сожительстве, не оправдывает ли случайные связи?

Но надо иметь в виду, что только в брачной жизни удовлетво­рение сексуальной потребности не вносит никакой лжи и никакой дисгармонии. Все же внебрачные отношения неизменно включают в себя ложь и разрушают духовное здоровье человека.

Заключение.

Пол есть источник творческой силы в человеке. Как телесно-духовная функция он не тождественен с сексуальностью. Половое воздержанно вовсе не убивает энергию пола, а переключает её в высшие, духовные формы. По воздержание (вольное или вы­нужденное) предполагает духовные усилия, которые в свою очередь становится источником новых сил, залогом расцвета творче­ских данных в человеке. Вот отчего в девственности открывается путь к духовному совершенству.

Известное «расщепление» полового инстинкта, которое ведет к отдельному формированию сексуальности и переживаний эроса (жажды любви), совершенно естественно в период полового созре­вания. Однако, но причине греховности нашей природы оно часто становится источником внутреннего конфликта, который бывает очень трудно разрешить без правильного духовного руководства.

В молодые годы пол бурлит и тревожит душу, то выдвигая па первый план сексуальные побуждения со жгучей силой, то уходя в «отрешенный» эрос и романтику. Эта юная «неустроенность» пола, создающая неуравновешенность и противоречия в мятущейся душе является мучительной. Однако важно знать, сто «ошибки моло­дости» поправимы, если их омыть слезами покаяния.

Пол может быть причиной душевных и телесных заболеваний, источником жизненной трагедии, но в добровольном девстве он может стать источником высших радостей, открыть душе возмож­ность расцвета и выявления её силы, может стать началом спасения и творческого преображения.

Нынешний век на передний план выдвигает половую пробле­му, так что многое до сих пор «тайное» бесстыдно обнажается. Об интимном во всех подробностях говорят открыто — даже детям, не смущаясь таких слов, как секс, презерватив, оргазм и т.д. Популяр­ный ныне термин «свободная любовь» означает отнюдь не любовь, а блуд, человечество, принявшись решать проблемы пола и любви вне христианского учения, делает непоправимые ошибки. Вместе с опошлением интимных отношений умножаются зло и разврат, раз­валиваются семьи, а это, в свою очередь, ведет к распадению обще­ства.

Церковь учит, что путь девственности и безбрачия, с одной стороны, и путь семейной жизни, с другой стороны, оба служат иа  тему спасению, оба дают простор творческим силам, заложенным в нас. Лишь бы твердо держать руль и направлять ладью своей жизни к Богу. Лишь бы разуметь правду и неустрашимость для каждого человека его жизненного креста.

     В терпеливом несении своею креста — будь то на путях без­брачия или на путях семейной жизни — человек нравственно рас­тет, а в этом и состоит главная задача этой временной жизни.

Приложение.

Дополнительные мысли о браке и девстве

     Супружество.

Начало христианского брака восходит к первым дням человеческого бытия, о его установлении мы читаем на первых страницах Библии. Бог, создав первою человека Адама, сотворил потом ему помощницу — жену. Сам привел ее к Адаму, благословил их и сказал: «плодитесь и размножаетесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт. 1:28). Так брак получил свое начало.

Из приведенного библейского указания непосредственно вытекает высокое достоинство брака. Во-первых, установление брака Самим Богом прямо указывает на его глубокое нравственное основание, потому что Бог не мог дать такое установление человеку, которое служило бы каким-нибудь другим целям, кроме высших и нравственных, и оно подчеркивает, что, по словам Кесария, «совокупление и рождение детей, согласное с законом свободно от всякого греха и осуждения.» Во-вторых, установление брака уже при самом создании первых людей ясно показывает на его прямую связь с целью создания последних. При таком происхождении брака, его назначение не могло состоять в том, чтобы служить ограничением или обузданием каких-нибудь ненормальных,   несоответствующих   истинному   достоинству человека, проявлений его природы, потому то в первобытном состоянии человека, до падения, его природа не имела в себе ничего    такого, что требовало бы исправления, искоренения или ограничения, следовательно, первоначальная цель брака состояла в содействии и помощи человеку в осуществлении им поставленных Творцом задач.

При этом суть восполнения Евой Адама заключалась не в том, что она должна была восполнить какие-то несовершенства природы последнего: «Если Бог не одобрил первоначальное одиночное существование первозданного человека, то не потому, что он в своей природе — самой в себе — носил что-нибудь несовершенное, но именно потому, что он был один в своем роде. «Нехорошо быть человеку одному,» сказал Бог, — нехорошо, очевидно, в том отношении, что многие из его сил и способностей не находили себе соответствия и применения, что, при замкнутости его в себе самом, его способности могли бы заглохнуть, или по крайней мере не могли бы совершенствоваться и развиваться. Первозданному человеку поэтому и нужен был «соответствующий» ему помощник, т.е. такая же человеческая личность, какою он был сам, — существо, которое бы обладало силами и способностями, соответствующими тем, какие принадлежали ему, чтобы через взаимодействие мужа и его помощницы-жены могла быть достигнута гармоническая цельность человеческой деятельности и жизни вообще.» Таким образом, сущность брака заключается в цельном и полном соединении двух человеческих личностей. Святитель Иоанн Златоуст говорит еще, что жена нужна человеку для утешения: «Сколько бы бессловесные ни были нам полезны своими услугами, по помощь оказываемая Адаму женою, другого рода и гораздо превосходнее…Жена — целое, совершенное и полное существо, может и беседовать и в силу единства природы доставлять великое утешение. Ведь для его (мужа) утешения и создано это существо.»

Вопрос деторождения. В брак, понимаемый как полное и тесное соединение двух людей, конечно, должна была входить и физическая сторона, — по божественному определению, с браком прямо соединено размножение людей; но и в этом отношении задача брака является высокой, потому что с размножением людей, по прямому определению Божию, связана нравственная цель, — господство человека над землей и всеми неразумными ее обитателями, т.е. торжество на земле разумно-нравственного нача­ла, человек есть венец творения, он носитель образа и подобия Божия и в нем, как существе сознательном и свободном, раскрывается слава Божья, а потому умножение людей есть умножение славы Божьей. Бог через брак передает человеку Свою творческую функцию: «Бог закончил акт творения: но человек назначен продолжить его.» Брак даст бытие новым существам, которые предназначены к вечному блаженству, через это открыва­ется бесконечная благость и любовь Божья. Таким образом, тайна брака — это еще и тайна распространения царства Божия на земле.

Таковым нам представляется первоначальное достоинство брака, принадлежащее ему по самому происхождению. Он видится самым тесным и неразрывным, а потому не допускающим многоженства и требующим ненарушимой верности союзом двух людей, ибо «в целом может быть только две половины, и потому абсолютная моногамия является не только христианским идеалом, но даже нормой брака.» Реализуя это единство, люди призваны через него обрести сверхличное, совершенное бытие в любви, уподобившись тем самым Пресвятой Троице, и реализовать посредством брака те цели, которые им были поставлены Господом. Учитывая эти цели и памятуя о нравственном основании брачного отношения, необходимо отметить, что сама любовь между супругами должна носить характер не просто сердечной склонности, но быть любовью нравственной, т.е. такой, в которой человек сам возрастает и совершенствуется, а в условиях падшего мира, нравственность этой любви проявляется еще в самоотречении и самопожертвовании, муж и жена должны облечься в «любовь, которая есть совокупность совершенства « (Кол. 3:14).

Из Священного Писания явствует, что под покровом брака скрывается что-то таинственное, небесное, вечное, что брак есть образ чего-то божественного, сверхчеловеческого, что начало его — здесь, на земле, а завершение, исполнение — на небе, в вености. Поэтому апостол и говорит: «и будут двое одна плоть. Тайна спя велика, я говорю по отношению к Христу и Церкви» (Еф. 5:31-32). Параллель эта основывается не на внешнем сходстве, а на внутреннем единстве и тесной их связи между собою, так как единение мужа и жены подобно единству Христа и Церкви. «Христианская супружеская любовь, понимаемая прежде всего как полное и неразрывное нравственное общение жизни, для взаимодополнения   и   взаимовспоможения,   имеет  глубокое          природное основание. Взаимовосполняя друг друга в брачном жизнеобщении, супруги, с течением времени, все теснее и теснее соединяются между собою. Мысли и чувства одного делаются понятными для другого без слов, каждый видит в другом как бы часть самого себя.» При таких условиях, «христианская идея слияния двух жизней в одно неразрывное целое, выражаемая в словах апостола — ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе (1 Кор. 11:11), — становится действителыюстию. Каждый из супругов любит другого как самого себя, или даже больше, чем себя, во всякую минуту готов пожертвовать для него всем. Супружеская любовь делается, таким образом, действительным отображением беспредельной любви Христа к Церкви, по которой Он даже себя предал за нее.» человек оставляет отца и мать, чтобы   4 быть одной плотню с женой, а Сын Божий «оставил» Отца  Небесного, сошел на землю и через воплощение стал единою  плотию со Своею Церковью. Духовный союз Христа и Церкви   | является продолжением и осуществлением тайны брака. И этот союз имеет характер жертвенности, ведь Христу «необходимо» было принести в жертву Себя иначе не сохранилась бы свобода выбора), чтобы освятить нас, представить Себе без пятна и порока. И поэтому супружеские отношения тоже несут характер жертвенности, кажется, что они своей жертвенной любовью, преодолевая грех и пороки, освящая друг друга, повторяют подвиг Христов. Оказывается, что тайна брака непосредственно связана и реализуется в тайне искупления, тайна искупления реализуется в тайне Церкви, именно поэтому апостол тайну брака возводит к Церкви Христовой. «Действительно велика и более чем велика есть и будет эта тайна, потому что, какое общение и единство, близость и родство имеет жена к мужу и муж к жене, такое … имеет Владыка и Творец всего со всей Церковью, как с одной женщиной.»

     Тертуллиаи: «Как изобразить счастье супружества, которая заключает  сама  Церковь,  которое  утверждает   молитва, запечатлевает благословение, объявляют Ангелы и окончательно утверждает Отец. Как приятно иго двух сердец, соединенных одною надеждою, одним учением, одним законом. Они как дети одного Отца, как рабы одного Господа; нет между ними никакого раздора ни в душе ни в теле. Они два в одной плоти. Где плоть одна, там и дух один. Они вместе молятся, вместе преклоняют колена, вместеприродное основание. Взаимовосполняя друг друга в брачном жизпеобщении, супруги, с течением времени, все теснее и теснее соединяются между собою. Мысли и чувства одного делаются понятными для другого без слов, каждый видит в другом как бы часть самого себя.» При таких условиях, «христианская идея слияния двух жизней в одно неразрывное целое, выражаемая в словах апостола — ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе (1 Кор. 11:11), — становится действительностию. Каждый из супругов любит другого как самого себя, или даже больше, чем себя, во всякую минуту готов пожертвовать для него всем. Супружеская любовь делается, таким образом, действительным отображением беспредельной любви Христа к Церкви, по которой Он даже себя предал за нее.» человек оставляет отца и мать, чтобы быть одной плотню с женой, а Сын Божий «оставил» Отца Небесного, сошел на землю и через воплощение стал единою плотню со Своею Церковью. Духовный союз Христа и Церкви является продолжением и осуществлением тайны брака. И этот союз имеет характер жертвенности, ведь Христу «необходимо» было принести в жертву Себя (иначе не сохранилась бы свобода выбора), чтобы освятить нас, представить Себе без пятна и порока. И поэтому супружеские отношения тоже несут характер жертвенности, кажется, что они своей жертвенной любовью, преодолевая грех и пороки, освящая друг друга, повторяют подвиг Христов. Оказывается, что тайна брака непосредственно связана и реализуется в тайне искупления, тайна искупления реализуется в тайне Церкви, именно поэтому апостол тайну брака возводит к Церкви Христовой. «Действительно велика и более чем велика есть и будет эта тайна, потому что, какое общение и единство, близость и родство имеет жена к мужу и муж к жене, такое … имеет Владыка и Творец всего со всей Церковью, как с одной женщиной.»

Тертулли.ан: «Как изобразить счастье супружества, которая заключает   сама  Церковь,   которое  утверждает   молитва, запечатлевает благословение, объявляют Ангелы и окончательно утверждает Отец. Как приятно иго двух сердец, соединенных одною надеждою, одним учением, одним законом. Они как дети одного Отца, как рабы одного Господа; нет между ними никакого раздора ни в душе ни в теле. Они два в одной плоти. Где плоть одна, там и дух один. Они вместе молятся, вместе преклоняют колена, вместе постятся, взаимно наставляют и увещевают друг друга. Они вместе присутствуют в церкви и на трапезе Господней, вместе терпят гоне­ния, вместе наслаждаются и спокойствием. Они ничего не таят друг от друга, не бывают в тягость один другому. Свободно посещают больных, без стеснения раздают милостыню, без развлечения стоят в молитвенных собраниях; вместе ноют псалмы и гимны и взаимно возбуждают друг друга к прославлению Господа.»

Святитель Григорий Богослов: «Связанные узами супружества, заменяем мы друг другу и руки и слух, и ноги. Супружество и малосильного делает вдвое сильным, доставляет великую радость благожелателям и печаль недоброжелателям. Общие заботы супругов облегчают для них скорби; общие радости для них обоих восхитительнее. Для единодушных супругов богатство приятнее, а в скудости само единодушие приятнее богатства. Для них супружеские узы служат ключом целомудрия и пожелания, печатью необходимой привязанности. У них одно питие из домашнего источника, которого не вкушают посторонние, которое не вытекает ниоткуда, и ниоткуда не притекает. Составляя одну плоть, они имеют и одну душу, и взаимною любовью одинаково возбуждают друг в друге усердие к благочестию. Ибо супружество не удаляет от Бога, а, напротив, более привязывает. потому что больше имеет побуждений.»

Брак и девство — два пути.

Святой Афанасий Великий: «Два пути в жизни. Один обыкновенный и житейский, то есть брак; другой же ангельский, коего нет превосходнее, то есть девство. Если кто избрал мирской путь, то есть брак, то не подлежит порицанию, по не получит толнкнх даров, хотя, впрочем, получит некии, ибо и он приносит плод тридесятикрагпый. Аще же кто воспринял честный и премирный путь, хотя путь его скорбнее и труднее первого, но таковый приемлет более чудные дарования: ибо принес плод совершенный. сторнчный.»

          Святой Григорий Богослов: «В жизни возможны два состояния — супружество и девство, и одно выше и Богоподобное, по труднее и опаснее, а другое — ниже, Но безопаснее…  Hи девство, ни супружество не соединяют и не разделяют нас всецело с Богом или с миром, так чтобы одно само по  себе было достойно

отвращения, а другое — безусловной похвалы. Напротив того, ум должен быть хорошим правителем и в супружестве, и в девстве, и из них как из некоторого вещества, художнически обрабатывать и созидать добродетель…

«Хотя супружество имеет земное начало, а безбрачная жизнь уневещивает Всецарю   Христу; однако же бывает, что и девство низлагает на тяжелую землю, и супружеская   жизнь приводит к Небу. И потому, если бы стали винить, один — супружество, а другой — девство, то оба сказали бы неправду… «Девственная жизнь лучше, подлинно   лучше; но если она предана миру и земному, то хуже супружества.»

       Монашество.

Святой Дорофей говорит: «Прочие добродетели, будучи исполняемы но долгу, имеют значение только дани, которую необходимо должны давать все, как подданные в государстве — царю; монашеское послушание, нестяжательность и девство как   добродетели, совершаемые по доброму произволению, имеют значение драгоценных  даров, приносимых Богу из одной любви, подобно тому, как в государстве знамениые люди, кроме дани, приносят царю и дары и за то удостаиваются богатых наград,     великой чести и чинов.»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


*