Евреи в Луганске

Что мы знаем об истории проживания евреев в Луганске? – Практически ничего. Сложно припомнить хотя бы один материал на эту тему в местной прессе за последние несколько лет. Да и в изданиях, претендующих на статус учебной и научной литературы, данный вопрос как-то стыдливо обходится стороной. И даже в широко разрекламированной «Истории Луганского края», среди соавторов которой значится фамилия такого именитого краеведа как А.С. Ефремов, мне не удалось выудить ни одной статистической справки о национальном составе нашего края с 1795 по 1917 год. Недостаток информации восполнялся в основном за счет исследования документов Госархива Луганской области (ГАЛО), за что руководству отдельное спасибо.
Как Абрам стал Андреем или кое-что о еврейских фамилиях.

Для каждого из нас есть свой еврей. Для кого-то это внимательный и знающий врач, а для кого-то злобный начальник, мелочные придирки которого усугубляются в сознании подчиненных осознанием факта инородческого происхождения.Как бы там ни было, все мы хоть раз сталкивались с представителями этого вездесущего племени. В 1796 году в поселке при Луганском литейном заводе жил один еврей (на несколько сот жителей). Кем он был и какими ветрами его занесло в нарождающийся город над Луганью – тайна, покрытая мраком. Однако очевидно, он здесь прижился, а поскольку трудно представить себе его одного, вскоре наш город постепенно стали заполнять его многочисленные и шумные еврейские родственники. Вот так, или почти так, с известной долей художественного преувеличения, началась история еврейского заселения Луганска. В течение следующего столетия они периодически «проскакивают» по страницам архивных документов. Более-менее постоянную картину еврейской жизни обрисовывает метрическая книга еврейской общины, в которой фиксировались рождения и смерти ее членов приблизительно с1878 года.Старостой еврейской общины в то время был некий Давид Вендерович, а раввином – Иоффе. В последнее двадцатилетие XIX века гораздо больше информации о Луганских евреях. Со-гласно данным всероссийской переписи населения 1897 в Луганске проживало «2109 человек иудейского вероисповедания». 20% от общего количества тогдашних горожан. Неплохой прирост, за 20 лет, не правда ли?Откуда появились эти 20%? Конечно в основном за счет пришлых евреев. Из каких мест они приезжали к нам? Большинство были выходцами из Могилевской, Черниговской, Винницкой, Полтавской, Минской губерний империи. И уж совсем чуть-чуть из Киевской, Таврической и Херсонской. Ехали Фрейманы, Лифшицы, Роднянские, Шендеровичи, Гусманы, Кривошеевы, Эдельманы…Ехали Абрамы, Срули, Евели, Песи, Хаи, Сары…Ехали, чтобы укорениться, прижиться и на новом месте заняться старыми гешефтами. Неважно будет это лавка, кожная мастерская или банк.Еврейскую среду в конце XIX века составила и значительная группа «турецкоподданных» одноплеменников. Интересно, не из их ли числа был воспетый в «12-ти стульях» отец О. Бендера? Статистика тех лет фиксирует частые случаи перехода евреев в православие. Нет, конечно православными становились и магометане, но не так рьяно и массово. Метрические книги Казанской и Соборно-Николаевской церквей содержат графу «присоединение к православной вере». И фамилий тут столько, что разбегаются глаза и опускаются руки: а ну-ка, попробуй все это переписать! Поэтому приведу лишь несколько наиболее ярких примеров. В1893 году принял таинство святого крещения некий «турецкоподданый» Шмуль Залманович Виттенштейн вместе с женой и семью детьми, старший из которых – Сруль – перевоплотился в Леонтия. Не менее чудесная мета-морфоза произошла после крещения по чину православной церкви с дочерью солдата Моисея Вендеровича «девицей Хаей Иге», ставшей во Христе Татьяной. Крестились «Дойра Поташинская и ее муж Шмуйко»; «дочь мещанина Якова Цкловера 15-летняя Хая»; «Самуил Моисеевич Аренков». И никого уже не удивляло, что какой-нибудь Гирш Вигдорович Уманский, входя в церковь правоверным иудеем, выходил из нее истинно русским православным человеком Григорием Викторовичем. И, поскольку детекторов лжи тогда не существовало, а новообращенным чадам Русской Православной Церкви никто в душу не лез, об искренности их обращения сказать что-либо определенное попросту невозможно. Что интересно, во многих случаях поручителем выкрестов, дававшим им свое имя, был известный луганский купец С. Васнев. Не менее удивительным был и тот факт, что, несмотря на массовое крещение луганская еврейская община не редела.

Синагоги и торговля.

В начале XX века в Луганске функционировали две синагоги. Анналы сохранили и фамилию раввина – им был некий И. Цвейфель. Поскольку жизнь всякого верующего иудея начинается с обрезания, сей ответственный во всех смыслах обряд, с разрешения раввина осуществляли Герш Шлемович Робсман, а после него – Мейр Срулев Левитан. Демографическая ситуация была у луганских евреев благоприятная. В среднем за год их умирало от естественной смерти до 50 человек. Рождалось же гораздо больше. Случались и разводы. Инициатива чаще всего исходила от жен, и в качестве причины нередко указывался «неустойчивый и развратный характер мужа». Общее православное окружение, судя по всему, ничуть не отягощало еврейскую общину. Евреи были свободны как в своей вере и исполнении ее обрядов, так и в демонстрации прочих своих «национально-культурных особенностей». Дело доходило до того, что изданный в 1912 году «Весь Луганскъ в кармане. Адрес-календарь и справочная книга города и окрестностей» (нечто вроде «Желтых страниц» того времени) содержал целый раздел под названием «Иноверческий календарь», где приводятся все наиболее значимые иудейские праздники – тут тебе и Пурим и Рош-Га-Шана и Йом-Кипур и Ханука. Несмотря на то, что луганские евреи уступали по численности русским, существовали целые отрасли городской жизни, где они безраздельно доминировали. Например, бизнес. Начнем, пожалуй, с банков. Управляющим Азовско-Донского Коммерческого банка был П. М. Гольдштейн, доверенным лицом Я. Л. Вендерович, помощниками бухгалтера: Варшавский, Фридлендер, Плацман, Шнирлин… Управляющим Санкт-Петербургского банка был М. А. Бромберг, бухгалтером – Кицис. Упомянутый выше П. М. Гольдштейн был к тому же еще и управляющим Мелкого ссудо-сберегательного товарищества.В еврейских руках была и перерабатывающая промышленность. Так, в начале XX века в городе существовало два пивоваренных завода. Одним владели Я. Прусский и В. Ефимов, другим – братья Ольховы. Аптеки в Луганске держали Бернславский, Гершенштейн, Аптекман, Гуревич. В Земской больнице работал врачом Заликман, в больнице завода Гартмана – Кац и Фридман. И это – не считая великого множества частнопрактикующих евреев-дантистов, гинекологов, представителей других «хлебных» специальностей. Зарабатывая деньги на чужих, еврейские врачи не забывали и о «своих». Так, в городе действовала Амбулатория общественного пособия бедным больным евреям, которой руководил И. Д. Заславский. Показательно, что кроме нее в Луганске не было ни одного медицинского учреждения, где помощь больным оказывали бы по национальному признаку. Но идем дальше. 1912-й год – время расцвета еврейских бизнесменов в Луганске. Братья Шахновичи торговали мукой, пшеном и крупами. Венгеровские держали хлебопекарню, дамские наряды шили Б. Ривкин, И. Рабинович, еще с десяток других портных, эксплуатировавших наемный труд местных женщин-работниц. Уманский и Мизгальский владели парикмахерскими, Браславский торговал велосипедами и граммофонами, Хухлович,– готовым платьем, Кицис, Лозовой и Бердичевский занимались страхованием. Ну и так далее. Забавно, но все вышеприведенные данные взяты из уже упоминавшегося справочника «Весь Луганскъ в кармане», изданного в типографии… И. С. Житомирского! В этом же издании приводится статистика за 1911 год: население Луганска составляло 61.400 душ, из которых евреев было 5.554. Меньше 10 %, но зато какая активность!

Печать, школа и культура.

Больной вопрос – пресса. Редкий антисемит не прохаживался во все века – от изобретения Гутенбергом печатного станка и до наших дней на тему «засилья евреев в СМИ». Похоже, что дореволюционный Луганск дает обильную пищу для подтверждения подобного «неполиткорректного» мнения. В городе выходило шесть газет и лишь в одной из них – «Листке объявлений Славяносербского земства» редактором был нееврей – председатель Земской Управы. Что же представляли собой остальные? Редактором-издателем ежедневной «Донецкой жизни» был Л. Ю. Гипшман; «Донецкий бассейн» издавал и редактировал А. И. Гуревич. Остальная луганская пресса была не менее кошерной – так, еженедельный журнал «ГАПРОХИМЪ» издавался и редактировался…луганским общественным раввином И. М. Левнером, Еженедельный детский журнал на русском языке для еврейских детей «Цветник Иудеи» выходил под редакцией И. С. Житомирского. Еще один детский журнал с довольно таки странным, учитывая географию и историю Луганска, названием «Южный Израиль» издавал Лейфер.
Существовали в городе и еврейские учебные заведения разных уровней – как принадлежавших городской еврейской общине, так и пять частных (владельцы Цук, Мальская, Гуситинская, Спицерова, Рагинский). Светская еврейская культура развивалась в рамках еврейского литературно-художественного общества. Известно, что в 1912 году «временно исполняющим обязанности» его председателя был И. Г. Борштейн. Известно и руководство еврейской общины тех лет. Старостой был пивоваренный предприниматель С. И. Ольхов (старший), ученым И. М. Левнер, а казначеем Г. Г. Фантиктиков. Стоит ли говорить, что и фотографы в Луганске почти поголовно были евреями. Уманский, Мату-совский, Юхнов, Чуюн. Как видим, пресловутая «черта оседлости» нисколько не мешала им и тысячам их одноплеменников жить, работать, учиться и посещать синагоги. Настолько не мешала, что в многократно цитированном выше справочнике «Весь Луганскъ в кармане» (1912 г.) русские фамилии встречались разве что в разделах «Полиция», «Госучреждения» и «Суды».

Евреи во власти.

Грянул февраль 1917-го, принеся народам Империи «свободу». Вскоре, однако, выяснилось, что (прямо по Оруэллу) «все животные равны, но некоторые – равнее». Из политических партий, действовавших в Луганске в революционном 1917-м, выделялись созданные по национальному признаку «Бунд» – еврейская рабочая партия, партия еврейских социалистов, не говоря уже о еврейских по сути, а не по названию, большевиках. Одна из перечисленных партий между Февралем и Октябрем даже издавала газету. Называлась она красноречиво – «Еврейский социалист». Чем не аргумент для белогвардейской пропаганды тех лет о «еврейской революции»? Сделав отступление, скажу, что в Луганске между 1905-1917 гг существовал, как и во всей России, «Союз истинно русских людей». Однако местные черносотенцы не только не имели собственных газет, но даже погромы устраивали реже, чем в других городах Российской империи. Кстати, Союз располагался в здании, где сейчас находится городской музей истории и культуры Луганска (по иронии судьбы, располагается он на улице ненавидимого черносотенцами еврея К. Маркса). Но вернемся к еврейскому участию в революции. Известен факт, что наш знаменитый земляк К. Е. Ворошилов, будучи одним из лидеров луганских большевиков, встречался с одним из лидеров еврейской буржуазии Луганска Соломоном Вендеровичем, причем последний жертвовал деньги на Ленинскую партию. В обмен на щедрость ворошиловские рабочие дружины защищали еврейскую буржуазию от погромов. И если Февраль снял всякие ограничения на участие организованного еврейства в управлении государством, то после Октября влияние евреев на власть, а вместе с нею – на общественную и культурную жизнь, выросло в геометрической прогрессии. Не стал исключением и Луганск. Первыми комсомольцами города стали достойные молодые носители таких фамилий, как Эскин, Горин, Смокин, Левин, Либерман. Чем же занимались комсомольцы Луганска? И те, первые, и их последователи активно участвовали в насаждении безбожия в православной стране, боролись с «буржуазными предрассудками и пережитками». Особо отличились в начале тридцатых. Вот, что мы находим в воспоминаниях о тех днях: «После митинга они направились на ближние земельные участки кулаков … Кулаки, вооружившись вилами, топорами и с криками: «Захватчики, долой с нашего поля!» бросились разгонять молодежь. Закончилось же все с истинно комсомольским задором: «Озверелую кулацкую ватагу» отважные комсомольцы разогнали с помощью винтовок». О голодоморах 1921-1922, 1932-1933 теперь знают все. Думаю, понятно, чем на самом деле занимались «отважные» комсомольцы. Именно евреи заняли все уровни власти в первые десять лет советской власти. Неудивительно поэтому, что сталинская чистка партии и госаппарата в 1937-м году катком прошлась более всего по представителям этого народа. Два небольших примера: были репрессированы директор театра оперы и балета Гольцман и замредактора «Луганской правды» Альхимович. Но это будет в 1937-м. Пока же на дворе 1923-й. На дворе начало НЭПа и в Луганске функционируют целых три синагоги. Что, правда, не мешает еврейской общине города время от времени делать запросы в облисполком об открытии… четвертой! Справедливости ради следует сказать, что власти всегда в этой просьбе отказывали. Но как бы там ни было, других «ущемлений» луганские евреи (а их тогда в городе проживало более 7 тысяч) (9 % от общего количества горожан) не испытывали. Всего в городе в тот момент насчитывалось 80 тысяч жителей. Время шло. Закончился НЭП. И вот в 1929 году одна из луганских синагог была закрыта. Имущество ее было описано, а здание передано под клуб (по одним сведениям это был клуб еврейских кустарей, а по другим – клуб по обслуживанию нацменьшинств). К1935 году в Луганске были закрыты оставшиеся две синагоги. Тем не менее, общественное положение евреев в этом же году было настолько прочно, что в репертуаре театра оперы и балета с успехом шла опера «Жидовка».
Впереди был 1937-й и война…

«HЕ ЗАБУДЕМ, HЕ ПРОСТИМ!»

Ворошиловград был оккупирован немцами 17 июля 1942 года. Как и везде на оккупированных территориях, в нашем городе начались облавы и выявление коммунистов, комсомольцев и евреев. Зачастую, это были одни и те же лица. Еврейская жизнь замерла. Общеизвестен факт массового расстрела луганчан 1 ноября 1942 года. Было убито около 3000 человек, из которых большинство будто бы составляли евреи. При этом, ни в одном историческом труде или учебнике не дается строгое процентное национальное соотношение невинно убиенных. По приходу в Ворошиловград Красной Армии (1943г) некоторые тела убиенных на Острой Могиле были опознаны. Однако многих так и не опознали. Был составлен акт «о злодеяниях гитлеровцев», в котором указывалось, что большинство расстрелянных составляли евреи. А сколько их было? Вряд ли кто-нибудь может дать точный ответ на этот вопрос. Тем не менее, монумент стоит. Правильно стоит. Только память не должна быть выборочной. Иначе мы рискуем повторить историю Бабьего Яра, в котором расстреливали всех, а памятник стоит только евреям.

Михаил Назаров. Евреи в Луганске // Жизнь Луганска. – 2005. – №51(260).

Евреи в Луганске: Один комментарий

  1. Есть ли список опознанных, расстрелянных фашистами и захороненных на месте памятника «Не забудем, не простим»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


*