История русского флага

ЛЕГЕНДЫ И ПРАВДА О РУССКОМ ФЛАГЕ

Никому в голову не приходит, что самая практическая жизнь есть только осуществление отвлеченных понятий (более или менее сознанных) и что самый практический вопрос содержит в себе весьма часто отвлеченное зерно, доступное философскому определению, приводящему к правильному разрешению самого вопроса.
А. С. ХОМЯКОВ
Да будет благословенно это знамя небесным благословением, чтобы оно было страшно всем врагам нашим, чтобы оно давало дерзновение, силу и крепость воинству нашему на утверждение мира и избавление от всех нужд и бед Отечества нашего, чтобы оно переменило всю скорбь и сетование наше на радость и веселие, и бедствование на твердый мир.
Из чина Освещения Государственного знамени России

Из всего множества флагов, полковых знамен и штандартов дореволюционной России историей и народным опытом отобрано три флага, знакомых всем, из которых один — Андреевский флаг, являясь морским военным флагом России, не претендует на значение общенационального русского флага. Два других: черно-золото-белый и бело-сине-красный длительное время мирно сосуществовали и лишь с середины XIX столетия явились неожиданно штандартами двух противоборствующих общественных группировок, которые с некоторой натяжкой можно уместить в два исторически бытующих в России русла: славянофильское (самобытное) и западническое (лево-демократическое). Со страстностью, оставляющей желать лучшего применения, представители этих общественных группировок принялись хвалить „свой» флаг и отвергать якобы „чужой».
Нам трудно сейчас даже представить накал общественной борьбы за национальный флаг, развернувшейся в последнее царствование. В ней, особенно с левой, так называемой „демократической» стороны, отстаивающей бело-сине-красный флаг, присутствовало немало спекулятивных, откровенно псевдонациональных моментов (как, например, приписывание создания черно-золото-белого флага усердию немца Кене). Пользуясь слабым историческим знанием, а в еще большей степени почти повальным увлечением Западом тогдашней интеллигенции, этим кругам удалось если не навязать свое мнение России, то, по крайней мере, отсрочить окончательное решение вопроса.
Сегодня, чтобы прийти к верному заключению о подлинности и соответствии того или иного флага статусу „национального», необходимо учесть все издержки когда-то происходившей в России полемики. Сделать это нетрудно — необходимо только уяснить себе ряд геральдических, флаговедческих истин общего порядка, а именно:

1) гербовая символика любого государства всегда древнее символики флаговой

2) цвета, входящие в состав национального флага, у государств и народов, уважающих свое прошлое, непременно заимствуются из государственного герба, именно потому, что флаговая символика моложе символики гербовой;
3) государственная и национальная символика у государств, развивающихся веками, постепенно, без катастрофических революционных потрясений и переворотов, всегда равнозначна и едина;
4) национальная флаговая символика у державных, великих наций всегда носит характер этой державности и ни в коем случае не может быть выводима из толкований произвольных и личностных;
5) в размышлениях о соответствии того или иного флага статусу национального (отказываясь намеренно от юридической точки зрения) необходимо исходить не из исторических прецедентов, бывших как внутри страны, так и за ее пределами с этим флагом, не из решений частных лиц и министерств о его судьбе, не из сопоставления этого флага с флагами других государств, а из того, насколько этот флаг выражает идею самобытности именно этой нации, ее исторический путь, наконец, насколько он согласуется с ее древней геральдической символикой.
Настоящий очерк, при всей его дискуссионной направленности, преследует прежде всего иную цель — в жанре полемической статьи рассказать о важнейших символах русской государственности — русских флагах. Их история едва ли известна большинству соотечественников, о чем, в связи с возрождающимся интересом народа к своему славному прошлому, приходится только сожалеть.
Приступая к рассказу о русских флагах, всегда испытываешь желание описывать их биографию вместе, — так слита воедино их история. В попытке раздельного описания всегда будет момент искусственности — насильственно разрезанный исторический пласт труден для восприятия, как бы мелко мы ни дробили его. Вполне осознавая это, все же решаюсь на такую попытку, прежде всего, для того, чтобы возможно точнее взвесить кирпичики „за» и „против», чтобы за общей историей наших флагов не утерять их особенного характера, а также для того, чтобы более системно изложить материал.

  СИНЕ-КРАСНЫЙ ФЛАГ

Некогда этот флаг делал большие успехи: морской флаг при царе Алексее Михайловиче, чуть не став государственным морским военным флагом при Петре Великом, он преобразился в коммерческий (торговый) флаг Российской Империи. Прошлые заслуги поддерживают его популярность и ныне: немало людей сегодня и не догадываются о том, что этот флаг вообще имеет мало оснований именоваться „национальным». Таковое его вчерашнее значение скорее исторический курьез, который, впрочем, ясно обнаруживает обмирщение народной мысли с начала XVII века и экспансию западного влияния на Россию на рубеже XIX — начала XX века.
Появившись к концу XVII века на русских военных кораблях, бело-сине-красный флаг в январе 1705 года Именным указом (№ 2021) из Приказа воинских морских дел Петра Великого дарован только коммерческим, торговым судам.(1)
Это решение Петра Великого, так же, как и решение 1703 г. о военном морском „стандарте во образе креста Святого Андрея» (Андреевском флаге), нашло свое подтверждение и в Уставе Морском, изданном в 1724 году:
„Корабли торговые российские повинны иметь флаг полосатый трех колеров: белый, синий, красный, а корабли ластовые, адмиральские имеют гюйс, как на воинских кораблях».(2)
Отвечая своему назначению на протяжении более полутора столетий, бело-сине-красный флаг в 1858 году неожиданно вступил в противоречие с флагом государственных цветов России — черно-золото-белым. Тогда, в Париже, в дни празднования тяжелого для России Парижского трактата (окончание Крымской войны), к немалому смущению русских правительственных и военных чинов, были вывешены коммерческие морские флаги, что было воспринято русской общественностью и самим Государем как недружественный России жест, (белый, синий и красный цвета являлись национальными цветами победившей Франции).
28 апреля 1883 года в Высочайше утвержденных Александром III правилах о праздновании дня Священного коронования указано было украшать правительственные здания и дома исключительно русскими флагами, причем цвета этих флагов неожиданно названы: белый, синий и красный. Уже через три года, к немалому смущению тогдашней интеллигенции, и национальной, и западнической, статьей 1142 Морского Устава, издания 1886 года, бело-сине-красный флаг Высочайше утверждается Императором Александром III лишь „для коммерческих судов».
В 1896 году правительственная комиссия для обсуждения вопроса о русском национальном флаге под председательством адмирала К. Н. Посьета пришла, по словам одного вдумчивого современника, „к антирусскому убеждению, что цвета белый, синий и красный имеют полное право называться государственными русскими, а цвета черный, желтый и белый будто не имеют к тому ни геральдических, ни исторических оснований, хотя цвета черный, желтый и белый долее четырехсот лет являются отличительно русскими гербовыми цветами…»(3)

Решение Посьетовской комиссии получает вскоре свою практическую реализацию в приказе по Военному Ведомству № 102 по Главному Штабу, С.-Петербург, мая 9-го дня 1896 года (подписал военный министр Г. А. Ванновский).

1. Полн. Собрание Законов Российской Империи. № 2021.
2. Устав Морской, 1724 г., глава III, ст. 6.
3. Е Н. Воронец. Как Посьетовская комиссия извратила цвета народно-государственного отличительно русского флага. Харьков. 1910 г., с. 1.

В годы русско-турецкой войны 1877—1878 гг. бело-сине-красный флаг — Самарское знамя — был вручен болгарской народной армии, а затем, вероятно, из сознания славянской общности и чувства признательности России, вошел своими цветами в сербский и черногорский флаги.
В 1919 году бело-сине-красный флаг был поднят генералом Лавром Корниловым как знамя Добровольческой русской армии и вскоре в боях за Екатеринодар, во время Ледяного похода, в очередной раз омыт русской кровью.
Такова, в самых общих чертах, хронология истории бело-сине-красного флага.
В 1910 году, в связи с деятельностью второго (после Посьетовского) Особого совещания для обсуждения вопроса о русском национальном флаге, бело-сине-красный флаг подвергся достаточно обоснованной критике, именно с точки зрения соответствия его статусу „национального».
Авторы, склонные к серьезному историческому анализу, те, кому азарт полемики не застилал глаз, оспаривали, по существу, только два, но зато ключевых положения сторонников бело-сине-красного флага: 1) личный, притом осознанный выбор царем Алексеем Михайловичем цветов белого, синего, красного как цветов русского национального флага; 2) соответствие этих цветов вообще русской исторической и геральдической традиции.
Вот что писал, например, В. Е. Белинский, один из наиболее беспристрастных исследователей вопроса:
„… исторический рассказ о выборе бело-сине-красных цветов флага самим царем Алексеем Михайловичем, и то в конце XVII века, чуть ненакануне петровской эпохи, сравнительно новой в нашей истории, не может быть признан убедительным ни для историка вообще, ни для геральдика в частности.
Еще менее убедительным такой выбор оказывается и потому, что, как видно, он был совершен под влиянием и по почину иностранца-наемника, капитана Бутлера.
… Капитан Бутлер…, несомненно, принадлежал к этому польскому роду, на что указывает и год (1667 г.) пребывания его в Московском царстве.
Цвета петровского стандарта, как оказывается, были выбраны царем по ходатайству этого капитана наемной службы единственного тогдашнего Дединского нашего корабля, причем от казны на нужды сего иностранца было отпущено столько-то аршин ,,киндяков» и столько-то аршин „тафт» червчатых, белых и лазоревых, к корабельному делу на знамена и на „яловчики».

Затем Петр Великий после первого своего посещения города Архангельска в 1693 году пожаловал архангельскому архиепископу Афанасию свой „струг», на котором он плавал на реке Двине, „со всею снастью корабельною». Таким образом, этот стандарт развевался на речном царском „струге» и подарен затем на память как никому не нужная больше, непригодная Петру Великому вещь, вместе с другими снастями, отслужившими свое и сданными в архив.
Вот и все его историческое значение…
Но таким путем далеко еще не создается столь важное государственное отличие, каким, несомненно, считается, а особенно признавался в те времена, национальный флаг. Скорая его последующая отмена также говорит не в пользу его усвоения Петром Великим, очевидно, далеко не проникшимся выбором царственного своего предместника и отдавшим предпочтение Алярдовским проектам и образцам (т. е. Андреевскому военному морскому флагу — Н. Л.)».(1)
И ниже: „Вообще все усилия непременно выдвинуть бело-сине-красные „петровские» цвета на позицию древнерусско-национальных составляют совершенно бесплодную работу».(2)
Мне не удалось встретить в литературе аргументированного ответа сторонников бело-сине-красного на это разыскание В. Е. Белинского. Вероятно, такого ответа и быть не может: мысль геральдическая, как мысль глубоко символическая, будучи оторванной от животворной канвы истории, гаснет, превращаясь, в конечном итоге, только в набор красивых эмоциональных слов и произвольных толкований.(3)
К ним можно отнести утверждение, что синий цвет в русском коммерческом флаге ведет происхождение от синего цвета мантии Ездеца (Св. Георгия Победоносца) на Московском гербе, в то время, как известно, что такая мантия — своего рода геральдический нонсенс — впервые появилась в прорисях герба Москвы только в начале XIX века.
Синий цвет вообще нехарактерен для русской национальной и государственной символики. Чтобы не обременять читателя пространными выкладками из старых книг по геральдике, сошлюсь на весьма авторитетное мнение известного русского историка и археолога, начальника Московского архива профессора Д. Я. Самоквасова:

„Цвета голубой, синий… часто встречаются в древних описаниях полковых и сотенных знамен и видны на древних рисунках таких знамен, а также — на рисунках городских гербов, на лентах, покрывающих государевы грамоты, и в орнаментах…, но эти цвета не имели общегосударственного значения, -не встречаются на фонах и символических изображениях государственной печати, знамени и герба, имевших значение регалий русской верховной государственной власти и священных реликвий Русского народа».(4)
Словно предчувствуя близкую великую смуту, некоторые историки накануне революции в своих трудах настойчиво доказывали необходимость возрождения и пропаганды исконных державных символов. Слабость единства русского народа перед грядущими тяжкими испытаниями, страстное желание иных вождей внести на Русь, по словам Е. Воронца, — „фальсифицированное разобщение народа с государством», непримиримая борьба различных общественных групп — все это по закону обратной связи будило мысль о возврате к идеалам „самобытного русского исторического прошлого».

1. В. Е. Белинский. Русский национальный флаг и его реформа. СПб., 1911 г., с. 9—10. 2. 2. Там же, с. 19.
3. См., напр.: В. К. Трутовский. К вопросу о русских национальных цветах и о типе государственного знамени России. М., 1911 г.
4. Д. Я Самоквасов. К вопросу о государственных цветах др. России. 1910 г.

„Что касается проектируемой реформы русских национальных цветов и, по-видимому, самого рисунка государственного флага, — писал В. Белинский в 1911 году, — то она должна состоять в умелой проверке допущенных за 200 лет изменений, в установлении незыблемых геральдических оснований — русского происхождения, в возврате к самобытному русскому историческому прошлому, объединенному в одном общем образе, и в устранении из него всего наносного и случайного, а потому ненужного и лишнего, как равно и всего субъективного, явившегося плодом личной фантазии составителей.
Разбирая ближе этот вопрос, следует прийти к несомненному выводу, что русский национальный цвет должен быть тождествен с цветом государственного герба и Императорского штандарта, усвоившими черную финифть и золотой металл, и что цвета бело-сине-красные не имеют ничего или весьма мало общего с ними, как внесенные к нам с Запада, а потому, как новые, чужды старой России, от которой, однако, происходит Российская Империя.
Принять в наш флаг эти новые цвета петровской эпохи с андреевским флагом включительно как государственно-национальные, значило бы отказаться от предыдущей исторической связи современной России с княжеским периодом нашего Отечества.
А так как главной московской эмблемой всегда был византийский черный орел в золотом щите, то следует прийти к заключению, что наша государственная геральдика далеко не думает отказываться от старых московских и рюриковских (московский герб, … вооруженный всадник, поражающий змия, вообще всадник в вооружении, скачущий на коне, встречаемый в гербах князей Рюриковичей, — весьма древнего, вернее всего, еще языческого происхождения) традиций и усвоенных им геральдических мотивов, и потому не приняла ново-имперских (петровских) эмблем, т. е. золотого или иного двуглавого орла в трехцветном бело-сине-красном щите (поле).
Таким образом, не может подлежать сомнению, что настоящие русские финифти и металлы (т. е. цвета в общеупотребительном выражении), те, которые должны входить в изображение русского государственного национального флага, должны быть тождественны с металлом щита, финифтью двуглавого византийского орла и с металлом главной московской эмблемы — Св. Георгия Победоносца, т. е. должны быть черно-желто-белыми, какими они были в царствование Императора Николая .(1)
Работы В. Е. Белинского, Е. П. Воронца, Д. Я. Самоквасова и других явились новым рубежом в развитии русского флаговедения. После них, казалось, уже никогда ни одна личность или социальная группа не станет, рискуя потерять всякое общественное уважение, навязывать свою волю народу в области его собственных национальных символов. Казалось, это будет на все времена незыблемым правилом отечественной государственной жизни. К сожалению, как мы знаем, все получилось иначе…

   ЧЕРНО-ЗОЛОТО-БЕЛЫЙ ФЛАГ

Пророк не в чести в отечестве и доме своем» — и история черно-золото-белого флага как нельзя лучше подтверждает древнюю истину. Хотя этот флаг в полной мере отражал в себе идею русской самобытности и даже в некоторой степени исторический путь России, — он, со времени царствования императора Александра III, с особенной яростью подвергался нападкам леводемократической общественности за свой, как писали тогда, „подчеркнуто монархический и германофильский характер». Те же самые критики, которые не усматривали в бело-сине-красном флаге полной аналогии с национальными цветами Франции и Голландии, а также со множеством третьестепенных государств, например, с Аргентиной, Гаити, Гондурасом, Коста-Рикою, Никарагуа, Сан-Доминго, Сан-Сальвадором, Чили, находили „позорное германофильское подражательство» в одной единственной верхней черной полосе черно-золото-белого флага.
Сегодня нам понятны причины подобных выводов. В бело-сине-красных цветах взоры леволиберальной интеллигенции видели революционную лихорадку, по типу французской, решительный пересмотр традиционных государственных и национальных ценностей, тотальную ломку будто бы „отсталого» — перелицовку России на „передовой» европейский образец.

Черно-золото-белый флаг появляется в России и поздно и рано. Рано, если учитывать цвета, составляющие палитру изображений на флаге: со времен Михаила Федоровича, а может быть, и много раньше — с последнего царствования династии Рюриковичей, государственная хоругвь (или, как стали ее называть в послепетровские времена — Государственное знамя) несет на себе три основных цвета: черный — цвет государственного герба — двуглавого орла, золотой — основной фон знамени, белый — цвет изображения Св. Георгия Победоносца. И поздно, если говорить о той редакции черно-золото-белого флага, который мы знаем как флаг государственных цветов России — черная, золотая (желтая) и белая полосы в пояс. Такой флаг начал вывешиваться в торжественные дни в России после 1815 года, вслед за окончанием Отечественной войны с наполеоновской Францией.
Первые два русских государственных цвета явились в нашем Отечестве в 1472 году после женитьбы Ивана III Васильевича на царевне Софье Палеолог, вместе с принятием герба от павшей под ударами турков-османов Византийской империи.
Византийский императорский стяг — золотое полотнище с черным орлом, увенчанным двумя коронами, — становится государственной хоругвью России. Вероятно, еще до начала Смуты государственная хоругвь получает свою завершающую, подлинно русскую деталь — грудь орла закрывается большим гербовым щитом с изображением Св. Георгия Победоносца. Белый всадник на белом коне дал впоследствии законное основание третьему цвету флага — белому.
Черно-золото-белый флаг соединил в себе цвета национальных геральдических эмблем, вырастая из лент полковых знамен, шарфов офицеров и военной кокарды и только в царствование Императора Николая I утвердившись как общегосударственный символ.
В 1731 году в Высочайше утвержденном мнении Сената от 17 августа была описана и узаконена русская военная кокарда, названная „Российским полевым знаком». В том же документе ниже указано: „В драгунских и пехотных полках шарфы делать такие, как у инфантерских офицеров имеются „по Российскому гербу» (выделено мною — Н. Л.) из черного шелка с золотом… шляпы всем иметь с галуном золотым и с кисточками золотыми с черным полем и с белым бантом волосяным, шерстяным». До последних дней царствования императора Николая II в русской армии существовал 13-й драгунский Военного Ордена, генерал-фельдмаршала графа Миниха полк, носивший парадный черный колет (кирасирский мундир), с белыми воротником и обшлагами, обшитыми у нижних чинов георгиевской лентой, а у офицеров черно-золотым галуном.
Дотошный юрист, на мнение которого относительно решения Посьетовской комиссии я уже ссылался, так объясняет значение черного, золотого и белого цветов в русской военной кокарде:„То, что цвета: черный, оранжевый (или золотой) и белый — признаются настоящим Высшим Русским правительством отличительно русскими национальными цветами, — это особенно очевидно для каждого подтверждается еще цветами русской национальной кокарды (цвета кокарды составляются у всех народов из их национально-государственных цветов — Е. В.), состоящей из цветов: черного, оранжевого и белого. Цвета черный, оранжевый и белый на основании существующих законов постоянно носятся в государственной кокарде Самим Государем Императором Всероссийским, всеми властями и чинами государства Русского всех ведомств, не исключая даже и морского, и всеми служащими России, именно как отличительный признак принадлежности к государству Русскому».(1)
В 1819 году в нашей армии был впервые принят батальонный линейный значок, состоящий из трех горизонтальных полос: белой (верхней), желто-оранжевой и черной.
В 1858 году Императором Александром II был собственноручно утвержден, узаконен рисунок „с расположением гербовых черно-желто-белого цветов Империи на знаменах, флагах и других предметах для украшений на улицах при торжественных случаях».(2)Русский флаг
Царь-Освободитель, которого так много обвиняли в западничестве и который так много сделал для России, не остановился на простом узаконивании рисунков флагов „для торжественных случаев».
1 января 1865 года выходит Именной указ Александра II, в котором цвета черный, оранжевый (золотой) и белый уже прямо названы „государственными цветами России».
В связи с важностью этого документа приведу его полностью:
„Именной Высочайший указ Государя Императора Александра 2-го, данный Правительствующему Сенату, узаконивает и гласит следующее:
„В ознаменование признательности к заслугам, оказанным войсками нашими, участвовавшими при усмирении польского мятежа и во внимание к трудам, понесенным всеми, принимавшими участие в административных распоряжениях правительства при умиротворении Царства Польского и Западных Губерний, признали Мы за благо установить бронзовую медаль с надписью: „за усмирение польского мятежа 1863-1864 гг.», для ношения на ленте, составленной из государственных цветов: черного, оранжевого и белого . Утвердив ныне прилагаемые правила, на основании которых медаль эта должна подлежать выдаче, Мы поручаем Правительствующему Сенату обнародование означенных правил».(1)
Широкие круги русской публики в коренной России вроде бы и вообще не заметили этой особенности императорского указа. Но там, где национальная и государственная напряженность достигала высоких отметок, поляризация мнений и пристрастий отнюдь не скрывалась, скорее наоборот.
В конце 60-х годов, при въезде в Варшаву Императора Александра II (первый въезд Государя после мятежа 1863-1864 гг.), весь город вдруг украсился флагами двух видов — черно-золото-белыми, вывешенными из окон и с балконов исключительно русских жителей, и бело-сине-красными, вывешенными только на польских домах. Очевидцы этого события недоумевали — с чего вдруг бело-сине-красные флаги стали считаться в Варшаве польскими?! Русским несвойственна злопамятность, да и вообще историческая память наша была извека коротка, — русские жители Варшавы забыли о том, что хорошо помнили недавно восставшие поляки: бело-сине-красные кокарды на киверах и в украшении седел, бело-сине-красные чумбуки на древках штандартов польских улан во время нашествия „двунадесяти язык» на Россию в 1812 году, в котором польская конница играла далеко не последнюю роль.После работы второго, после Посьетовского (1910—1913 гг.) Особого совещания при Министерстве Юстиции по вопросу русского национального флага (о результате деятельности этой комиссии я расскажу в своем месте) в правительственных сферах окончательно утвердилось мнение, что только черно-золото-белый флаг имеет все, притом много большие основания к наименованию „национальным государственным», нежели флаг бело-сине-красный.
В феврале 1913 года по Высочайшему повелению состоялось решение Правительствующего Сената об учреждении нагрудной медали в память 300-летия Царствования Дома Романовых. Празднованию этой даты придавали большое общенациональное символическое значение, поэтому и к выбору ленты для медали отнеслись со всей строгостью — цвет ее был указан: белый, желтый, черный. Так правительство Николая II через 48 лет, как видим, подтвердило указ Царя-Освободителя о государственных цветах России.
Черно-золото-белый флаг никогда не был законным порядком отменен, так же, как и бело-сине-красный флаг никогда не был признан общенациональным, никогда не сменил свой статус „коммерческого, морского флага» на статус „государственного». Ни за тем, ни за другим никогда не стояло единого народного мнения. Бело-сине-красный флаг видели чаще — он развевался практически на каждом речном или морском судне, принадлежавшем России, но за ним не признавал государственного и национального значения такой патриот Отечества, как герой Севастополя князь В. Д. Путятин; М. Д. Скобелев целовал черно-золото-белый флаг перед фронтом стоящих „на караул» русских войск; генерал Р. И. Кондратенко в Порт-Артуре каждое утро лично проверял сохранность черно-золото-белого флага на главной флаг-мачте крепости, где он гордо реял вместе с военно-морским Андреевским флагом во все дни героической обороны.
Черно-золото-белый флаг имел законный общенациональный государственный статус, этого значения в конечном итоге не мог у него отнять даже Император Александр III, вообще тяготевший, в отличие от своего отца, к бело-сине-красному флагу. Однако этот флаг меньше знали за рубежом и в простом народе, что, вероятно, и явилось причиной замечательной судьбы Самарского знамени.
Наш обзор будет неполон, если хотя бы вкратце не рассмотреть результаты деятельности комиссий — Посьетовской и Министерства Юстиции. Необходимость такого анализа работы комиссий очевидна: в их распоряжении находились, по существу, все документы, касающиеся вопроса о национальном русском флаге, к тому же деятельность первой — Посьетовской — малокомпетентной и предвзятой, была в свое время притчей во языцех, а само название комиссии стало чем-то вроде синонима недобросовестности.
В самом начале 1896 года незадолго до коронования император Николай II указал заведовавшему тогда Морским Министерством адмиралу Чихачеву, чтобы под председательством адмирала (генерал-адъютанта) Посьета было составлено Особое совещание для обсуждения вопроса о „Российском национальном флаге». Отдавать решение такой важной для всей нации проблемы в руки министерства, заведомо заинтересованного, было, на первый взгляд, весьма недальновидно, но Николай II, конечно, руководствовался здесь соображениями чести и бескорыстия, которые были столь характерны для него самого. Созданная в самом начале марта 1896 года Посьетовская комиссия уже 14 марта вынесла свое решение:
ЖУРНАЛ №1
Заседания Особого Высочайше утвержденного Совещания для обсуждения вопроса о Российском национальном флаге 14 марта 1896 года.
Присутствовали: Председатель Генерал-Адъютант Посьет.
Члены: Генерал-Лейтенант Граф Кутайсов, Генерал-Лейтенант Дубровин, Тайный Советник Барон фон-дер Остен-Сакен, Тайный Советник Шамрай, Действительный Статский Советник Романов.
Делопроизводитель Капитан Белов.

ПОСТАНОВИЛИ:
1) Рассмотрев приведенные указания на исторические и законодательные документы, касающиеся давности введения настоящего русского трехполосного, бело-сине-красного флага и предлагаемого в последнее время авторами нескольких брошюр и газетных статей (!? — Н. Л.) черно-оранжево-белого, Совещание единогласно признало первый имеющим полное историческое и законное основание к существованию и к наименованию государственным народным для всей Империи, не исключая Финляндии, между тем, как второй составил бы нововведение, не имеющее за собой ни истории, ни геральдических основ (!?).- Но, предварительно окончательного утверждения этого постановления, решено в ближайшее заседание, согласно предложения Тайного Советника Шамрай, рассмотреть статьи закона, на которые указывается в ссылке, помещенной при представленном им рисунке черно-оранжево-белого флага.
Единогласным признанием употребляемого ныне трехцветного бело-сине-красного флага существующим правильно и имеющим полное основание на наименование Государственным народным, Совещание ответило на заданный ему вопрос и исполнило Высочайше возложенное на него поручение.
Подлинный подписали: … … … …
С подлинным верно: Е. Гаусман».(1)

Это постановление Посьетовской комиссии, заведомо предвзятое и ложное, не скрывающее своей некомпетентности (действительно, как может Особое совещание (!) единогласно „признавать» что-либо „имеющим полное основание на наименование», не изучив и даже не заглянув предварительно в сообщение этой комиссии статьи Закона!), вызвало целый шквал возмущенных откликов в прессе.(2) Особой критике подверглось второе утверждение комиссии о том, что черно-желто-белый флаг „составил бы нововведение, не имеющее за собой ни истории, ни геральдических основ». Между тем как каждому мало-мальски исторически грамотному человеку было ясно, что если за каким флагом эти основы и стоят, то, несомненно, за черно-желто-белым.
Комиссии Посьета в обстоятельной докладной записке ответил герой Севастопольской обороны князь Путятин, очень корректно, как бы мимоходом намекнув и на распространяемые леводемократическими кругами нелепые домыслы о якобы германском происхождении черно-золото-белого флага. Докладная записка севастопольского ветерана возымела свое действие: Николай II не утвердил решение Посьетовской комиссии о бело-сине-красном флаге. Привожу текст документа с небольшими сокращениями:
„Докладная записка Члена Особого Совещания Князя Путятина, поданная 29 марта 1896 г. в Высочайшее утвержденное Совещание под председательством Генерал-адъютанта Посьета.
,,… Национальные цвета, входящие в состав флага, заимствуются из герба того государства, которому флаг принадлежит.
Если же цвета последнего не соответствуют цветам главных элементов Государственного герба, то флаг не может быть назван национальным, так как герб есть условное символическое изображение самого государства или нации».
И далее: „… еще 11-го июня 1858 года, в Высочайше утвержденных рисунках расположения Гербовых цветов Империи на знаменах и флагах, употребляемых для украшения при торжественных случаях, цвета указаны: черный, желтый и белый. Употребление же коммерческого флага для этой цели не предусмотрено.

1. Россия. Министерство Юстиции. Особое совещание для выяснения вопроса о русских государственных национальных цветах. Журнал № 1 (комиссия Посьета). СПб., Сенатская типография, 1911 г.
2. О цветах русского флага. С-Петербург. 1896 г.; Забытый закон. Харьков. 1898г.; Правда о русских флагах. Харьков. 1898 г.; С.-Петербургские Ведомости. 1896 г. №№24, 75 и др. См. также: Московские ведомости. 1910. № 136.

В Высочайше утвержденных 28-го апреля 1883 года правилах о праздновании дня Священного Коронования указано было украшать здания и дома в эти дни исключительно Русскими флагами, причем цвета последних названы: белый, синий и красный.
Как мы видели выше, флаг этих цветов имеет официальное название „Флаг коммерческих судов», а наименование „Русский» не принадлежит ему исключительно, а могло быть отнесено: и к военному флагу с Андреевским крестом, а также к флагу цветов Империи — черно-желто-белому; но так как коммерческий флаг постоянно был на глазах, флаг военный (Андреевский) никогда для этой цели не употребляли, а о происхождении черно-желто-белого существует ряд ошибочных предположений, — будто он учрежден в память Священного Союза или же в воспоминание венгерского похода, когда к национальному русскому белому цвету прибавлены цвета Австрийской Империи, — и другие столь же неосновательные вымыслы, неимение затем, быть может, под руками точных сведений о национальных Русских цветах и за недостатком, быть может, времени для собирания первых, все это заставило применить для украшений зданий и домов исключительно коммерческий флаг. Исключительное употребление для этой цели последнего изъяло из обращения Русский национальный черно-желто-белый флаг.
Если бы изъятие это последовало в отмену прежде существовавших, утвержденных Высочайшею властию постановлений (хотя бы, например, 1858 года), то оно должно было бы быть обнародовано существующим на сей предмет порядком.
Поэтому распоряжение о прекращении употребления черно-желто-белого флага явилось, вероятно, вследствие недоразумения, так как флаг этот Высочайшими повелениями, отменен никогда не бы л (разрядка Князя Путятина — Н. Л.) и представляет собою единственный национальный Русский флаг и как таковой, быть может, более соответствовал бы и флагу для коммерческого флота, чем ныне существующий, заимствованный из Голландии, бело-сине-красный флаг.
Марта 29 дня 1896 года. Князь Путятин».(1)
Не имею возможности более подробно останавливаться на критике деятельности комиссии Посьета, для чего потребовался бы объем целой статьи.

1.  Россия. Министерство Юстиции. Особое совещание для выяснения вопроса о русских государственных национальных цветах. Докладная записка князя Путятина. СПб., 1911г.

В свое время это весьма обстоятельно проделал Е. Е. Воронец, к блестящей, строго документированной брошюре которого я и отсылаю.(1)
Здесь же необходимо отметить одну, на мой взгляд, очень интересную деталь, почему-то ускользнувшую от внимания современников, — несколько навязчивую заинтересованность морских чинов в признании бело-сине-красного флага в качестве государственного символа России. Эту пристрастность можно было бы объяснить и до некоторой степени оправдать тем, что бело-сине-красный флаг был морским коммерческим флагом, если бы не странная для морских офицеров неразборчивость в средствах для протаскивания в общенациональные „своего» флага.
Так, Посьетовская комиссия, декларативно заявившая через министров по всем ведомствам Российской Империи, что перед вынесением своего решения „познакомилась со всеми (!) относящимися к вопросу законоположениями и историческими документами», на деле не учла при рассмотрении вопроса о цветах флага ни русский герб, входивший во все государственные хоругви и знамена с 1497 года, ни цвета Государственного знамени. Когда по докладной записке Путятина решение вопроса о национальном русском флаге пошло по другому руслу, Морское ведомство разыграло ненужное, но весьма театрально обставленное действо по перевезению из Архангельска в Петербург так называемого „флага Царя Московского» (который на деле был не чем иным, как первым морским штандартом Петра Великого, сработанным по измененному голландскому образцу). Этому событию пытались придать даже некий общенациональный характер, для чего на перевоз флага у императора было испрошено Высочайшее повеление. Пресса, однако, отнеслась к затее моряков холодно, исключение составила лишь газета „Новое Время», опубликовавшая восторженную статью капитана П. Белавенца, кстати некогда принимавшего участие в расформированной к этому времени Посьетовской комиссии.(2)

Только из-за непримиримой позиции межведомственной комиссии при Морском Министерстве под председательством Морского Министра генерал-адъютанта Григоровича было в 1914 году положено „под сукно» решение второго Высочайше утвержденного Особого совещания по вопросу о русском национальном флаге. Эта вторая, расширенного состава комиссия, при Министерстве Юстиции, с привлечением таких авторитетов флаговедения, как профессор Д. Я. Самоквасов, единодушно высказалась за признание черно-желто-белого флага „государственным национальным». Кроме того, совещание представило очень конкретную программу, выполнение которой могло бы в самый короткий срок разрешить веками довлеющую над Россией неразбериху с флагами. Исходя из основного своего вывода о признании цветов черного, желтого (золотого) и белого — цветами отличительно русскими, национальными и государственными, Особое совещание выдвинуло на обсуждение Совета Министров следующие предложения:
1) Подлежат сохранению без изменений ныне существующие (на 1914 год .) цвета Государственного знамени, Императорских штандартов и брейд-вымпелов;
2) Черно-желто-белые цвета должны быть запечатлены в гюйсе;
3) Черно-желто-белые цвета должны быть запечатлены в государственном флаге;
4) Черно-желто-белые цвета должны быть запечатлены во флаге главнокомандующего;
5) Черно-желто-белые цвета должны быть запечатлены в составе флагов дипломатических и консульских представителей за границей;
6) Российские коммерческие суда в заграничном плавании должны носить черно-желто-белый флаг;
7) Правительственные и казенные здания на берегу должны быть украшаемы черно-желто-белыми флагами;
8) Ныне существующий военный морской флаг — белый с синим Андреевским крестом, — остается без изменения;
9) Ныне существующий бело-сине-красный флаг коммерческих судов (установленный Петром Великим) подлежит сохранению для торговых судов внутреннего плавания;
10) Здания частных лиц могут быть украшаемы как черно-желто-белыми, так и бело-сине-красными флагами;
11) Ныне существующий гюйс должен быть сохранен в бело-сине-красных цветах в качестве „кейзер-флага» в морских флагах Особ Императорского дома.
Совет Министров, не решаясь ответить сам, не нашел ничего лучшего, чем передать проект Особого совещания на „дополнительные соображения» с точки зрения практического применения Морскому ведомству. „Дополнительные соображения» последовали очень скоро: была созвана межведомственная комиссия, при подавляющем преобладании морских чинов, которая на первом же своем заседании, в кабинете у Григоровича, отвергла (правда, с малым перевесом большинства) восемь ключевых из одиннадцати пунктов предложений, представленных Особым совещанием, сведя, таким образом, на нет всю огромную работу Министерства Юстиции.(1)
Через несколько месяцев Россия вступила в свою последнюю славную и горькую войну, и вопрос о „русском государственном национальном флаге» в который раз, и теперь уже на очень-очень долгий срок, был отложен.
Вряд ли стоит подчеркивать, что решение Особого совещания при Министерстве Юстиции — это своего рода итог многолетней полемики вокруг проблемы русского национального флага. Совещание, пользовавшееся помощью авторитетнейших юристов и историков, рассмотрело все архивные государственные акты России, касающиеся национальных символов. Колоссальный объем этой работы сегодня даже трудно представить — сравниться с ней может разве чтонаписание многотомной энциклопедии.
Современное значение русского флага представляется несколько иным, нежели оно было в начале XX века. Если тогда русский флаг воспринимался, в первую очередь, как образное выражение Российской государственности, созданной русской нацией, то теперь на первое место выходит момент национально-исторический.
Поясню подробнее. Если в конце XIX — начале XX века русский флаг символизировал мощь и престиж России как государства, звал окружающие малые народы под ее крыло и защиту, имел, может быть, не столько русский, сколько всероссийский характер, то ныне наш флаг выражает прежде всего устремленность самого русского народа к возрождению национального самосознания, зовет на подвиг служения Отечеству.
Из государственно-правового понятия русский флаг перешел в понятие нравственно-национальное, из сознания реально обеспеченной силы в сознание величия и вечности идеи, из тела нации в ее дух — в этом я вижу залог бессмертия нашего черно-золото-белого флага. Вместе с бережным сохранением древней русской геральдической палитры, он несет в своих цветах весьма важное современное символическое значение:
1) Черный цвет — цвет русского двуглавого орла — символ великой державы на Востоке, символ державности вообще, государственной стабильности и крепости, незыблемости исторических границ — вот та основа, которая определяла в веках и доныне смысл самого существования русской нации, нации созидающей и защищающей все огромное государство от Балтийского моря до Тихого океана.
2) Золотой (желтый) цвет — некогда цвет знамени православной Византии, воспринятого как государственное знамя России Иваном III Васильевичем, — символ преемственности и сохранения в чистоте в русском народе христианской Истины — православной веры.
3) Белый цвет — цвет Св. Георгия Победоносца — символ великой, бескорыстной и радостной жертвенности за Отечество, за „други своя», за Землю Русскую,— вот та главная коренная черта русского национального характера, которая извека, из рода в род, задолго до времен светоча ее, Евпатия Коловрата, озадачивала, восхищала и страшила иноземцев.
Черно-золото-белый флаг исторически более верен еще и тем, что он подчеркивает глубину и органическое единство отечественной истории, не размежевывая ее искусственно на две части: Московской Руси и послепетровской России.
В нелегкой, а подчас суровой борьбе закалялось народное убеждение о необходимости самобытного, ниоткуда не заимствованного русского символа, „объединенного в общем образе». В широком смысле его можно отнести ко всем русским флагам без изъятия. Именно поэтому мы сегодня должны с сыновьей благодарностью вспомнить о всех наших соотечественниках, кто любил Россию, кто трудился, сражался и умирал под ее знаменами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


*